Должники по постам
Если вы оказались на этой доске, значит вы зажмотили пост в какой-нибудь эпизод. А если вы зажмотили и оказались на этой доске, то пусть вам будет стыдно.


Шалости... такие шалости... - Гуан Ю Дао

По следам собрата - Мяо Сэй Джи



Наследие

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Наследие » Свободные эпизоды » То, что ты умеешь лучше всего.


То, что ты умеешь лучше всего.

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Время: 29.08.02 (1 эпоха 5 эры).
Описание эпизода:
О этот прекрасный момент, когда после долгих и нудных бумажных дел тебе дают по-настоящему интересное поручение. И пусть оно и состоит то только из наблюдения за советом Орков из далека, и получении информации о нынешнем положении вещей. На деле ведь все может закончится намного интереснее! Например, можно быть свидетелем переворота внутри племени. И узнать кто новый вождь. И даже получить информацию что теперь Адарсинцам нужно быть намного более аккуратными на территории Багорых!
А теперь можно отправляться за новыми заданиями домой. Находится тут теперь попросту опасно для жизни. Но все равно это были прекрасные пару дней без всякой политической возни, долгих диалогов и муторных…что? Что значит остаться и вести переговоры?!
Место: Багорых.
Участники: Хест-Алиша и Саниес.

2

- Всё ведь так мило начиналось. – То ли близость к Араварашану. То ли погодный феномен. То ли просто не повезло. Но сегоднч пекло как будто сейчас середина лета. И хотя Саниес и любил тепло это не значит, что идти пешком по степи в жару в боевом облачении было приятно - Вот ты передаешь новые донесения по конфликту в Багорых его Темнейшему. Вот он узнает про совет племен и решает, что там нужен кто-то для получения информации и слежки. Вот этим кем-то назначают тебя. И говорят такую приятную фразу: «Ведь это то, что ты умеешь лучше всего Саниес.» Ну что может быть приятнее? Многое.
Сам конфликт с Орками был на слуху не только у верхушки Адарсина, но даже среди жителей. Нападение со стороны Багорых, особенно в такое не спокойное время, грозило вылиться в серьёзное противостояние. Которое не было желанно ни генеральским чинам, ни простому люду. Так что не удивительно что по городу тут и там ходили слухи, домыслы и сплетни. А чем у нас занимается Саниес? Правильно, обрабатывает весь этот мусор в поток правды. По сути он всегда первым и владел самой свежей информацией, что получалась из донесений, разведки или слухов. А уже после проверки он нес её на стол самому Повелителю для ознакомления. Так что когда информация о совете племен была им получена, Саниес и стал первым кандидатом в наблюдатели. Да к тому же его навыки были прямо созданы для этого. Нет, здесь не будет описано все прошлое длиннющего и то чем он занимался кучу лишних лет что жил на свете. Просто поверьте, что он подходит лучше всего и всё.
Но, а что же считал о этом приказе сам Саниес? Да он был чёрт возьми счастлив как никогда! И не только потому что это не рутинная работа с бумажками как обычно, хотя и это тоже. Главной причиной радости было что посылают его. А значит не случится той же херни что произошла в прошлый раз. Да да можно было много раз убеждать всех что метод кнута всегда действенный. Даже если обычно это наоборот. Но в отличии от всех Саниес прекрасно понимал, что считать орков дикими зверьми, которые после хорошей затрещины испугаются и спрячутся, попросту тупость. Это воины. Которые после такого удара будут мстить. А вот это уже было совсем не то что нужно.
И вот. Наш герой отправляется в неблизкий путь. Без всякой телепортации и других магических приёмов. Просто верхом на верном скакуне, с сумкой припасов, оружием и извечным внешним видом: легкая броня и плащ цвета ночи. Нет ну а что вы хотели? Что б он одел те вещи во что обычно обряжаются всякие скрытные ассассины и шпионы? Да даже размера такого для этих шмоток не бывает. Проверено. К тому же в его случае все было лишним. Броня и оружие и то были нужны только на случай нападения бандитов по дороге или диких зверей. Ведь в сам лагерь где будет проходить совет Тейтан даже не планировал проникать. Более того он все это время находился в добротных десяти километрах. Способности архимага уже давно позволяли ему использовать свои навыки абсолютно иным способом нежели было принято. Например, послать место себя шпионить фамильяра. А самому преспокойненько глядеть за всем его глазами. Ну, право слово. Намного безопаснее и удобнее.
К тому же в этот раз неизвестно чем бы кончилось коли окажись он там сам. Ведь все произошедшее было мягко сказать…а в прочем не стоит рассказывать военные тайны обо всем произошедшим. Главное, что все это было немедленно преданно Темному Повелителю благодаря хрустальному шару что он и даровал. Такая спешка с передачей информации на первый взгляд казалась странной даже для самого Саниеса, всё же что произошло то и произошло, но как оказалось это просто было лишь верхушкой айсберга. Ведь не прошло и часа, а также не проскакано и трех километров в сторона дома, как уже сам Повелитель вышел на связь. И на этот раз его приказ не был так уж радостно встречен Тейтаном как прошлый.
- Приветствие нового вождя и переговоры. Темнейший за что? Какой из меня переговорщик. Я существа у которого руки настолько в крови, что всего изумрудного моря не хватит отмыться. – Весь этот диалог с самим собой, как и сказанный выше, велся вот уже третий час. С того самого момента как Саниес пустился идти на встречу пешком. Увы, но от идеи продолжить скачку на лошади пришлось отказаться. Встреча и так обещала быть нервной. А если рядом с гиенами будет и лошадь… в общем пешком и только пешком прямо по жаре -  возможно если меня убьют будет даже лучше. Мне хотя бы не придется возвращаться потом по жаре обратно в Адарсин. Без коня. На своих двоих. Темнейший за что?!
Приказ есть приказ, и хотя вести переговоры было до ужаса непривычно это нужно было сделать. Но перед этим возникал один главный вопрос. Как чёрт побери прийти к новому вождю если он открыто не любит Адарсинцев? Да и к тому же остальные орки не были бы рады видеть его. Если бы вообще сразу не накинулись. Нет, Саниес конечно мог бы прийти с боем. Его сил хватило бы на…многое скажем так. Но тогда и о переговорах было можно забыть. Так что приходилось придумывать как поступить в данной ситуации и похоже удача была на стороне Тейтана в этот раз.
Все тем же фамильяром удалось выяснить что Хест-Алиша планировал совсем скоро отправится к другому племени. Зачем дело уже другой нужности. Главное, что она будет не в городе. И попытка диалога будет уже на порядок легче, хоть и не менее опасной. Теперь же оставалось только пойти им на встречу и надеется, что в первую же секунду его не проткнут копьём. Или не сожрут гиены. Или не сожгут шаманы.
- Да и к черту эти надежды. – наконец остановка и на этот раз не просто отдохнуть. Глаза выхватили впереди двигающеюся на встречу процессию. А значит момент пора было становится тем, кем нужно было. – И делать то, что ты умеешь лучше всего. – Медленным шагом он направился вперед. Прямо. Без утайки. Не скрывая что имеет оружие впереди и даже не пытаясь утаить кто он. Ведь, что греха таить. Саниес был достаточно…высокой личностью не только для Адарсина но и для всего мира. А значит и среди орков будут те, кто узнают его. Узнают и предупредят вождя. Что и было нужно ему, что и происходило. В начале процессия колыхнулась так же замедляя движение после того как был замечен кто-то на дороге. Потом воины по краям стали обнажать оружие. И уже это был знак для самого Тейтан сделать то же самое. Вот только мечи он взял в руки лишь на мгновение. Да бы потом воткнуть их рядом с собой в землю. В драке с таким отрядом они бы все равно не помогли. А быть с оружием и мирными намерениями одновременно было сложно. – Моё почтение вам, вождь. – Спокойный голос. Тёплая интонация. Кулак на сердце. И достаточно серьёзный поклон. Для его роста особенно. Все это было сделано сразу как глаза выхватили ту самую кого он хотел увидеть. И ту, от решения которой будет зависеть прольётся ли кровь на эту землю – Скромный посланец Адарсина здесь да бы поздравить вас со становлением Великим Вождём. Во истину пути богов нам не известны, как и хитросплетения судеб после их решения. Даже если они и кажутся всем небывалыми и старинными, они от этого не становятся менее интересными для всех. – Сиё сказанное есть почти дословно переданное с уст Диона. Да за такое реально могли казнить. Хотя сама формулировка нравилась и Саниесу. Который теперь, передав все, мог уже говорить обычно. Своим родным холодным голосом. - Однако поздравление не все с чем я пришел. Я смею надеется вы не откажете посланнику в разговоре. Между нашими народами сейчас нарастает вражда. А я один из тех кто всеми силами хочет этого избежать.

Отредактировано Саниес Ди-Тейтан (2015-08-13 18:42:46)

3

Процессия замолкла в один миг. Исчез гогот, крики и вечные задиристые перепалки. Последний мелкий камушек цокнул о чей-то доспех и Степь окутала непривычная тишина. Оркам не понадобилась ни единого слова, чтоб поправить свой примитивный строй, пустить гиен поближе друг к другу и занять свои давным-давно обговоренную позиции.
Андарсианец. Тут не нужно быть путешественником, культурологом и любым другим знатоком мира, чтоб понять кто перед ними очутился. Лиша бросает косой и недоверчивый взгляд на наемника всего несколько дней назад прибывшим к ней с просьбой о мире, убежище, работе и вообще жизни в чудесной дикарской столице. Чтоб встать на их пути надо было знать этот путь, и Крейз как никто подходил на роль информатора. Несмотря ни на какие ухищрения, наемник все еще не вызывал у оркши достаточного доверия. И с грустью на сердце она уже могла предположить, что эта черта станет "профессиональной". Но розовокожий верзила косится на нее с той же неуверенностью, что и все остальные, и даже молчит вмести с ними. Что сказать по правде она находит весьма необычным.
- Этот человек из Андарсина, - Хлаш-Тот, шаман из окружения Агро-Шика, равняется с ней и тихо продолжает в повисшей тишине, - На сколько мне известно это правая рука Темн... Диона.
Чужеземец, чей образ все еще больше похож на силуэт вынимает меч и втыкает его в землю перед собой. Знак мира. Значит он достаточно близко знаком с культурой зеленокожих. Не мудрено. Брови Лиши выпрямляться, чтоб хмуро притянуться друг к другу, а любой посмотревший ей в глаза заметит, как они наполняются гневом. Вырезать с лица земли целое племя и явиться сюда, вот так словно это само собой разумеет! Выяснить через ее людей, где она! Может этот незнакомец и хочет показать свои добрые намеренья воткнув меч перед собой, но он точно хочет намекнуть что Темные все еще следят за ней и знают все, чтоб она там не думала и куда б не шла. Что ему стоило встретиться с ней в столице, чтоб хотя бы не бросать в лицо этим фактом, так открыто?! Чтоб придать уважения и официальности их встречи?! Она сжимает зубы с такой силой, что грубые скулы начинают белеть. Ярость стучит в груди с той силой, будто сердце намерилось разломить ребра изнутри, высвободить всю скопившуюся в миг ярость.
- Никому не трогать без прямейшей опасности для жизни, - гнев заставляет глухой голос вздрогнуть и весь отряд невольно оборачивается на свою предводительницу.
- Никому. Ни в койм случае не трогать этого… Человека. Ясно?
Вайэрру обводит взглядом своих людей, убеждаясь, что каждый услышал его слова и осознал, чем поплатится в случае нарушения.
- Чтоб он не сказал, и чтобы не по обещал, никто его не тронет без моего однозначного приказа.
Бойцы и шаманы смотрят на своего нового Вождя с непониманием, но кто будет спорить с разъяренным берсерком?
- Мы не жалкие трусы, чтоб нападать на одного путника всей толпой! Клар-Кха!
- Клар-Кха! – откликается отряд один за другим.
Процессия вновь набирает прежнюю скорость и двигается напрямик к человеку. Все нутро Лиши жаждет сейчас объявить за этим незнакомцем кем бы он не был кровавую охоту. Нанизать его голову и посадить сушиться на высокое копье в самом сердце Багорыха! И пусть все видят, что она не допустит Тьмы в Их Дом! Не подпустит даже на порог стоять ее приспешников! И пусть Риул иссушит черную кровь и очистит кристальный Дух! Если он, конечно, еще принадлежит этому человеку. Дрожь проходится волной по телу оркши.
- Дайте мне сил Духи, быть справедливой даже с ним!
Если она так поступит, она будет не лучше Темного Властелина. Если она осудит человека всего лишь за то откуда он пришел, не дав ему и слова – она будет таким же как он. Если она будет жить в страхе и из-за страха за свое костяную корону и мнимое спокойствие проливать чужую пусть даже такую кровь – она будет не лучше Гыр-Хара. Если ей не хватит мудрости говорить, то жизни ее мирных людей будут кидаться на алтарь бесчестия вновь и вновь. И не будет прощения дочери Хест-Ака, если она впустит эту Тьму в себя, пытаясь изгнать ее из Степи.
- Этот… человек, очень сильный колдун. Следите за ним в оба глаза, как только сможете. Заметите что неладное – сразу дайте мне знать.
- Я слышал… Откуда?..
- Я вижу его впервые, как и вы. Но адарсинец опустил меч и вышел перед целым боевым отрядом. Да заберут меня Духи прямо сейчас, если он не умеет колдовать! 

Она хлопает по бокам свою гиену, и та прыжками устремляется вперед, превращая отряд за собой в клин, на острие которого и возвышается эта совсем крохотная по местным меркам женщина. Весьма ироничная и более чем показательная картина. Щит с лучистым и примитивным изображением Риула кратко сверкает в лучах своего первоисточника, пока когтистые лапы огромных ездовых зверей мнут под собой сухой песок. Последнюю сотню метров до незнакомца отряд двигался в гробовой тишине.
- Дайте мне мудрости, Духи, не прибить его прямо здесь. Дайте моим людям Веры в меня, чтоб не натворили никаких бед!
Вай останавливается метров за десять до мужчины, оказавшемся чрезвычайно высоким для его рода… Если, конечно, это существо с черными глазами можно считать человеком. С легкостью, присущей воинам, и звоном бубенчиков, присущему прекрасным зеленокожим дамам, девица спрыгивает со своего плотоядного «коня». Двое ее верных людей остаются на этом же расстояние, а она неспешно идет на встречу незнакомцу. Конечно, Лиша ждала гостей от Темных соседей. Было бы слишком наивно полагать, что они никогда более не наведаются к ней и сочтут победу над Темным Духом достаточным доказательством их самобытности. Но сказать по-честному, она мысленно откладывала эту встречу на потом. И было бы все же отлично, если это «потом» вылилось в «никогда». С уверенностью и гордостью, подобной той, что она взирала давеча на Гыр-Хара оркша смотрит и на этого пришельца. Но если тогда за гневом в ее глазах читался вызов, то теперь это чувство было куда более чисто.
Сладкий ровный голос, которым говорит человек, да еще и на ее родном языке, заставляет Вай набрать полную грудь воздуха и вновь сжать зубы покрепче. Поздравить?! Да как он смеет!? Если это визит вежливости, мог бы прислать пару открыток и бутылку их скисшего виноградного пойла, а не ловить ее тут со всей бесстыжей наглостью. Скромный посланец!
-Ихихихихи! – громко смеется гиена за ее спиной. Зверь обрывается так же резко, как начал, захлопнув клыкастую пасть. И, словно сообразив, что сболтнула лишнего, хищница удаляется в глубь строя.
Вай срывает молот со своего пояса. Но лишь за тем, чтоб метнуть его на несколько метров в сторону. Прекрасное во всех отношениях оружие сминает под собой землю и остается лежать на ней, столь же мирно, как воткнут меч. Знак доброй воли, мирных намерений и всякого такого. Впрочем, на Лише все равно остается щит, пара топоров и здоровенный нож. И это только из того, что можно заметить на первый поверхностный взгляд. Словно все это обмундирование предлагает незнакомцу самому решить, чем был этот полет оружия на самом деле: действительно знаком мира или насмешкой над его воткнутым мечом.
-Мне стоит… Извиниться, - низкий шероховатый голос нового Вождя звучит уверенно и на удивление спокойно, хоть по ее лицу как по открытой книги все еще можно с легкостью прочесть всю ту бурю эмоций, что испытывает девица.
- Ваши люди пострадали от поступков моих. И не смотря на то, что было после этого, - ее ярко-красная бровь вздрагивает, но голос остается ровным, - Я приношу свои соболезнования и глубокие сожаления всем пострадавшим и их семьям. Эти поступки были бесчестными и недостойными моего народа. Не уверена, что мой… Предшественник донес до Вас эту мысль… Корректно.

Отредактировано Хест-Алиша (2015-08-16 03:26:43)

4

В тот самый момент, когда все войско орков смотрело на Саниеса стали понятны слова сказанные Дионом. Лучше всего Тейтан умел не быть в тени и не заметно доставать информацию. А наоборот. Быть в такой гуще событий, врагов и опасностей что у простого существа лопнули бы вены. Шуткой ли подумать. Он находился перед боевым отрядом который больше всего на свете в это минуту желал снять с него кожу и обвалять в соли. И именно поэтому он и стоял там. Чувствую себя настолько хорошо насколько не было за последние 5 лет бумажной работы. Всё же счастье есть.
Но даже получив такую приятную прибавку адреналина как-то все равно не хотелось умирать. А просто взглянув в лицо новому вождю становилось понятно, как же Саниес сейчас был близок к этому. Она сдерживала себя. Надо сказать, просто изумительно. И что ещё более восхищало она сдерживала всех своих воинов. Тейтан вон свою прислугу иногда сдержать не может, а тут орава орков! (Кстати никогда не нанимайте себе в прислугу боевого мага и варваршу. Серьёзно это очень плохая идея. Проверено)
- Если так распорядится судьба и это будет возможно я передам ваши извинения. Но боюсь скорее просить прошение за сородичей должен я – Голос спокойный. Не холодный, но и не веселый. Обычный голос недодемона по имени Саниес. Он редко говорит так, ибо это было проявлением открытости. Так что повод был и правда весомый. – Я знаю нашу природу как никто другой. И я знаю, что за чувство месть. И все произошедшее не только можно, а нужно было бы избежать. Я говорю не только о последнем случае. Наши народы… - Минутное молчание. Наши народы ненавидят друг друга по сути. Но сейчас было лишним говорить то что знают все. – имеют слишком натянутые отношения по ряду причин. Так что я прекрасно понимаю почему вы хотите избавится от всего что сковывало ваше племя и другие племена орков. Но думаю и вам так же прекрасно понятно, что Адарсин не любит, когда дела, связанные с ним решаются без его ведома. По этой причине я и хочу, чтобы мы все обсудили. Нам не нужна кровь. Нам не нужны бессмысленные убийства с обоих сторон. Я надеюсь мы сможем решить всё без крови и без про…
Обычно ты сначала говоришь «без проблем» а потом проблемы случаются. Но не в этот раз! Сейчас проблема даже не дала про себя договорить. Просто вылетела из кустов с раскрытой пастью надеясь одновременно ухватить зубами и белокожего и зеленокожую. Проблему в этот раз звали ползаном. Обычно эти гигантские змеи ютятся там, где по прохладнее выходя на охоту ночью. Но видимо аномальная жара вызвала не хватку жидкости в организме этого детеныша, который кстати имел длину не менее метров 5. Так что он выполз в надежде на легкую добычу чей кровью мог бы напиться.
Будь Саниес сейчас менее сосредоточен на разговоре то смог бы почуять опасность ещё до рокового броска. Но сейчас каждое слово он продумывал по несколько раз прежде чем произнести. Так что узнал о опасности только когда она уже во всю летела к нему со спины. И как только узнал полностью на автомате сдвинул руку в сторону цели. Я сказал, что бросок был роковым? Так вот роковым то роковым, но не для «жертв», а для змейки.
Вот ладонь направлена на приближающиеся змею. Вот она резко сжимается в кулак. И вот в то же мгновение сжимается часть туловища ползана. Где-то на пол метра ниже головы. Сжимается с ярким звуком лопающихся органов и треснувших костей. Животное умерло ещё до того, как коснулось земли не долетев до целей всего то метр. Когда все твои органы внезапно выдавливаются как лимон для сока это обычно смертельно.
- Эта жара убивает не только меня видимо… – Проговорил длиноростый и внезапно замолчал. Осознование что произошло заставляет Саниес сматерится. На родном языке хотя думаю орки и так поняли, что имелось ввиду. Он даже сжал переносится и закрыл глаза от осознавания всей тупости ситуации – Вождь. Вот честно. Это было совсем не демонстрация силы. Просто чёртовы рефлексы сработали раньше, чем разум. – Ну почему ему так не везет. Оставалось надеятся что эти действия не были приняты как… ох даже думать не хочется – Думаю наш разговор будет лучше отложить до того момента как вы разобьёте стоянку. Если на, то будет ваша воля я приду к вам после этого. Так будет меньше шансов что нам помешают. И думаю вашим воинам будет намного спокойнее, когда они будут контролировать место переговоров. – Черный ворон слетевший с ближайшего ветки мягко приземлился на плече Саниеса – А пока что я вас покину. Надеюсь при следующей встречи меня не встретят копья. Ибо я не собираюсь забирать своё оружие сохраняя слова о мире.
Вновь поклон. Поклон птицы, сидящей на плече. И Саниес исчезает в облаке перьев. Телепортация с помощью фамильяра это всегда зрелище красивое. Ну для тех, кто смотрит на неё. Тем, кто в ней участвует обычно не до красоты.

- Твой же клюв Хастур! – Мало того, что сам переход был ужасен так ещё и появление было за метр над землей. Резкое падение — это никогда не весело! – Ты можешь хоть раз меня доставить нормально, а?
- Не бурчи мне тут! – Вот что и говорилось. Даже родной фамильяр пререкается. А там целое войско орков! Крутая новый вождь – Безопасно и удобно я мог тебя перенести на пять сотен метров. Но там было все открыто и тебя бы заметили. Пришлось на километр.
- Да да знаю и понимаю. Но менее больно от этого не становится. – Поднявшись с земли Саниес наконец осмотрелся. Он все ещё мог разглядеть где находится отряд Хест-Алиши. Благо степь была прямой. А его самого не было нормально видно из-за деревьев. Уже плюс – Надеюсь они все же остановятся на привал. Иначе моя идея с переговорами уйдёт в небытиё.
- А если бы кое кто слуууушал что я говорю, то знал бы про змейку. Говорил же. Следят за нами! А ты лишь отмахивался!

- Послушай я тебя то за нами слежка каждую секунду. Давай лучше отправляйся домой. Передай Диону что я задержусь. Не хочется рядом с шаманами на связь магически выходить.
- Карк? А ты? А что если нападут?

- А вот если нападут я уже буду решать, что делать – Из подсумка на поясе была снята фляга и небольшой мешочек с сухими припасами – Я почему-то верю их новому вождю. Буду надеяться, что мои чувства пока работают правильно.

Отредактировано Саниес Ди-Тейтан (2015-08-13 06:37:55)

5

Ядовито-красная четко-очерченная бровь вздрагивает повторно. Этот мужчина, кем бы он не был, говорит ровно и точно то, что она хотела бы услышать. Слово в слово так, как стоило бы говорить, пришедшему миротворцу… Ладно. Положим, не слово в слово, но большего Лиша и не мечтала услышать от посланника Адарсина. И в этом, пожалуй, и состоит, проблема. Слова идеальны до той степени, что оркша может принять их только за лицемерие, лик которого испачкан в крови. Здесь и сейчас, к великому сожалению, ей нужен повод верить незнакомцу. И этим поводом никак не могут стать выверенные до буквенно слова, как у актеров на сцене. Если бы эти извинения были правдивы, он стоял бы сейчас не перед ней. И точно не посреди пустыни.
Покуда Верховный Вождь всея Огромной Степи раздумывает над ответными словами, призванными сохранить условное подобие мира и очертить вмести с этим четкие границы, ситуация разрешается сама собой. Привыкшая к степной жизни девица реагирует на движение за спиной посла скорее инстинктивно, чем от головы. Огроменный кукри ложится в ее руку лезвием в ладонь, так чтоб было удобней швырнуть его в неизведанное нечто… Которым оказывается дикий зверь. Зверек на самом деле. Небольшая такая, по местным меркам змейка в каких-то метров пять длиной, по не самым ясным причинам решила пообедать этим долговязым… субъектом. Вай держит свое грубое оружие с не внушающей доверье грубой вязью символов, доли секунды ожидая подходящего мига, чтоб швырнуть его в змея. Но это оказывается необязательным.
Воины за ее спиной все как один прошли с Лишей через десятки боев. Они знают и ее и друг друга и действительно умеют доверять и ждать подходящего момента, отлично понимая, что с их точки зрения может быть видна не вся картина. Нет, конечно, эти головорезы не отличались смиренностью, об этом можно и не мечтать. Но адреналин придает им особую общность даже в вопросах кровопролитий. А вот с магами все всегда не так просто. Может проблема в том, что они коптятся над своими книгами и кострами, а не проживают реальную жизнь где-то в боях. Может потому что их искусство куда как больше ментально, чем материально… Но так или иначе с ними всегда не просто. Всегда. И почти никто из них не умеет делать «работу» чисто.
Под незримым давлением кости лопаются внутри змея, разрывая его внутренности, заставляя мышцы повиснуть кровавыми гирляндами в воздухе на тонких нитях только что блиставшей чешуйчатой шкуре.  Крохотные алые капли разлетаются почти идеальным шаром вокруг изувеченного тела, всего мгновение назад казавшегося грациозным. Но Сама Смерть не поспела за этим извращенным торжеством невидимой силы, давая даже этому примитивному существу ужасные последние мгновения жизни, чтоб его морда исказилась в безумной боли и лишь после этого холодная густая кровь брызнула через пасть.
С ужасом понимая, что происходит, Лиша оборачивается к своим шаманам и хаотично машет им руками, приказывая в одном едином жесте и прекратить что б они там не начали, и обещая вломить каждому лично лещей за то, что ослушались ее. С какой-то неврятной гордостью берсерки под другую руку от нее, сжимают свои рогатки, ни одна из которых так и не выстрелила.
Под тихо кружащимися хлопьями пепла, прекрасно и печально падающими с неба вместо назревавшего было огненного дождя на их головы, Вайэрру таки оборачивается к андарсианцу. Нет, ему она уже не машет руками. Но судя по реакции мужчины, это и не требуется. «Какого хаккара, парень, серьезно?» и так можно прочесть по ее лицу. И он немедля это делает. А дальше происходит то, что так не хватало его предыдущей речи: он совершает эпичную ошибку и начинает оправдываться. Свободная от ножа рука предводительницы орков со шлепком врезается в ее собственный лоб и неспешно сползает по лицу. Ладно, Темный Властелин. Ты правда нашел лучшего посла в Багорых, которого только мог. Но серьезно, ты думаешь, что если орка не кормить и окунуть в чан с белой краской он станет человеком? Как бы не так. Родная земля, родные ошибки.
С театральной пафасностью, под прекрасно дополняющий сероватый снег, с пикантным запахом горелого, посол удаляется как настоящий фокусник: с поклоном зверя и исчезновением на месте. И только после этого Лиша находит в себе силы оторвать руку от лица. Подумать только, каких-то пару десятелетий тому назад она не могла понять, от чего же эльфийка с изрядной постоянностью смотрит на нее именно таким образом.
- Значит так. Первое. Не надо предупреждать меня о том, что кто-то что-то колдует уже после того, как кишки разлетелись в стороны. Второе. Не надо меня предупреждать об этом низвержением огненных небес. А вы, - она кивает воинам, - Молодцы.
Лиша еще раз обводит взглядом свой отряд, ища понимание хоть в чьих-нибудь глазах. И оно находится исключительно у Крейза, не понимающего на корню абсолютно всех этих разговоров. Воительница глубоко вздыхает.
- Ладно. Привал. Мечи не трогайте… Кто их знает, - она зябко поводит плечом, на мгновение представляя какая же ересь может водиться в этих клинках. И на сколько она была права, полагая исключительную ритуальность этого жеста. Воительница отворачивается ото всех и неспешным шагом удаляется разделывать тушку и собрать у змеи яд. Ей правда понадобилось много лет, чтоб понять за что ругал ее отец, когда она приносила победы. Кривой огромный нож врезается в шкуру и медленно с характерным скрежетом раздирает ее. Пожалуй, только сейчас, когда подобный груз лег и на ее плечи, она в силах до конца понять Вождя Гнаров. Лучше поздно.
- Он льстил.
Поспевший ей на помощь орк опускается возле. Несколько взмахов грубого оружия и на песке появляется еще одна лужа крови.
- Он говорил то, что я хотела слышать, а не то, что думал. Я… - она хмурится, - Я не верю, что они знают, что мир может быть не только под их властью. Он даже… Не назвал своего имени.
Она отрывается от мертвой змеи и смотрит на старого друга, чтоб спросить самым невинным, на который только способна голосом:
- Можно я его убью?
Кер-Кхан оборачивается к ней, и она видит немую готовность блестящую в его глазах.
- Нельзя! – оркша бьет по плечу здоровенного верзилу, - Нельзя убивать послов просто так!
- Ну уж, женщина.


Змей, стоит заметить, оказался исключительно вкусным. По крайней мере варево, в основу которого он лег, бурлило просто изумительным запахом мяса, каких-то местных овощей и степных трав. Такой простой и густой орочий навар ни с чем не спутать! Котел расположился в самом центре поставленного на скорую руку поселеница и, хоть пламя под ним уже потухло, огромные пузыри все еще лопались лениво на густой поверхности. Несколько особо отважных орков уже попробовали дорваться до навара, но получили деревянным половником в лоб от старого шамана и обещания пустить их на вторую порцию. На чем все посягательства и закончились. Вкруг же этой маленькой достопримечательности, поставленной как раз между мечами и лежащим все там же молотом, в тесный круг уместилось несколько шатров. Усиливающийся ветер решил запугать путников песчаной бурей и недвусмысленно намекать на продолжительность стоянки.
Лиша сидела в одном из шатров, меланхолично натачивая свой кукри. Блестящая каемка стали, становящаяся все острее с каждым мгновением странно успокаивала зеленокожую. Время от времени она поглядывала на свою огромную гиену с упоением обгладывающую несколько позвонков около входа. По такой погоде не то что собак, даже этих падальщиц на улицу пускать нельзя. И нет, конечно она не собиралась оставаться тут вечно, в ожидании снисхождения этого посла доброй воли и магических привычек. Даже задерживаться на месте из-за него. В конце концов ей было бы куда удобнее поговорить с ним по возвращению… Но если уж он намеревался появиться, то делать это к обеду было бы самым лучшим выбором.

Отредактировано Хест-Алиша (2015-08-16 03:25:13)

6

Отличные новости народ! Погода наконец то сменилась! Плохие новости народ. Она сменилась на песчаную бурю. Хотя даже это было не такой уж и плохой новостью. Да конечно теперь передвигаться было на порядок сложнее, песок то и дело пытался снять слой кожи с помощью ветра, а пекло стало давить даже с низу. Но как не смешно эта погода позволила кое что вспомнить. Когда-то Саниесу пришлось четыре года прятаться в пустыне Араварашана. Притом не в городе. А реально в пустыне. Выискивая следы караванов что бы покупать у них припасы. И убивать охотников за караванами чтоб получать деньги на эти покупки. Вроде и странное было время, зато какое интересное! Тебя хотят убить все разумные существа в радиусе десяти километров. Тебя хочет убить на обед местная фауна. И даже природа, также хочет тебя убить. Ну прямо как сейчас.
Орки решили устроить привал прямо на месте встречи. Скорее всего из-за оружия что осталось лежать на земле. Саниес не стал брать свои клинки потому что это могло выглядеть как знак начало боя. Вождь так же не стала брать свой молот по тому же самому поводу. Во всяком случае так думал сам Саниес исходя из того, что он знал о зеленокожих. И как оказалось его знания таки стоили чего-то. Ведь сегодня он хоть и допустил ту ошибку со змеёй, но остался цел и не вредим. Правда тень смерти таки успел заметить, но мельком. Можно сказать, ничего серьёзного. А это был хороший повод что бы начать повышать ставки и таки отправиться в лагерь.
Он мог пойти сразу, как только последний шатер был установлен, и тогда бы даже избавил себя от прогулки по песчаной бури целый километр. Но хотелось всё же дать воинам время подготовить оборону что бы чувство безопасности стало более крепким для них. Это уменьшит шанс что они психанут и нападут. И значит уменьшит шанс что снова начнётся кровопролитие. Да это было забавно что Саниес не хотел, чтобы случилась бойня. Но сейчас ему приходилось думать ни как одиночка со своей жизнью. А как часть страны с миллионами жителей. Приходилось менять себя подстраиваясь под время. Что делать.
Но даже с изменённым характером он не менялся слишком сильно. Весь путь, те весь километр, Тейтан прошел тихим спокойным шагом лишь иногда прикрывая лицо от песка при сильных дуновениях ветра. Ему не было неудобно или не приятно. Ему было абсолютно плевать на любой внешний раздражитель. Он просто шел обдумывая все нити разговора что могли произойти. И объем мыслей был такой что когда он решил лишь с половиной из них то уже дошел к нужному месту. По сути он бы мог вообще задумавшись пройти мимо. Если б не почуял всю жажду крови что была направлена по отношении к его персоне.
Нападения не последовало, а это значило что пока мирный флаг был всё ещё поднять. Что действительно радовало. Но расслабляться виданной ситуации было сродни похищения драконьего яйца что бы сделать из него омлет прямо перед драконом. Слишком плохой идей что бы даже задуматься о последствиях. Поэтому все так же молча и спокойно и не спеша Тейтан и направился в сторону более-менее знакомого ему орка. Точнее одного из тех двух что находились в момент первой встречи рядом с Хест-Алишой. Не иначе это были её личные бойцы.
- Я могу встретится с вождём?
Тихий спокойный вопрос. Злобный взгляд в ответ. И молчаливое движение к одному из шатров. Не долгий, и не слышный из-за бури, разговор с той, кто внутри. И жест разрешения войти. Чтож контакт налажен. Можно было приплюсовывать очко себе.
Контраст песочной бури и спокойствие шатра был ощутимо приятен. Саниесу конечно плевать на внешние раздражители. Но это не значило что ему так же плевать на удобства. И пусть в шатре из этих самых удобств и были только шкуры на земле, это уже было намного лучше, чем то что было у него за последние 8 дней.
- Приятно снова видеть вас вождь. Плохая погода не моих не моих рук дело, хотя я не уверен не виноваты ли в этом одни из многих проклятий что сыпятся на моё имя. – Сброшенный плащ был брошен к ногам и использован за место шкуры для сидения. Да да да тот самый дорогущий плащ в котором постоянно ходить правая рука Темного повелителя. Во-первых он переживал и не такое. Во-вторых, останься Саниес в плаще это могло показать попыткой что-либо скрыть из оружия. Серьёзно это мелочь, но важна. К тому же плащ был достаточно мягким что бы устроиться на нём поудобнее. Везде одни плюсы! – И коли я уже упомянул про своё имя. Саниес Ди-Тейтан. Если честно я не очень люблю его озвучивать. Ибо обычно произнося его так же добавляют вереницу проклятий следом. Так что вы вольны называть меня как удобно.

Отредактировано Саниес Ди-Тейтан (2015-08-14 06:29:02)

7

За сравнительно не долгое отсутствие Саниеса зеленокожая барышня изволила успокоиться. По крайней мере теперь учесть быть простреленным взглядом насквозь ему грозила не в такой близкой перспективе. А даже если и не успокоилась, то взяла себя в руки, что в случае с дикарем могло оказаться куда как большей проблемой. Тем не менее даже сейчас Лиша смотрит на этого званного гостя без особого тепла и не таясь рассматривает его одеяния, скрытые до этого под плащом. Без него субъект оказывается еще более худощавым, а от того начинает казаться еще выше. Более оружия, кроме того, что сейчас постепенно засыпается песком где-то снаружи, при нем не обнаруживается. Но кому в самом деле нужны клинки, когда можешь одним взмахом переломать кости пятиметровой змеюке на расстоянии нескольких метров? Не стоит тешить свое самолюбие, полагая что орки будет крепче этой бедной твари. Впрочем, судя по всему, хозяйка этого скромного заведения не испытывает на этот счет особых волнений. Зато гиена провожает гостя с не дюжим любопытством, принюхиваясь к нему.
- О, не стоит беспокоиться. Мои люди готовы посыпать вас проклятьями и анонимно, и под любым именем, - явно крашеные в ярко синий цвет губы оркши рисуются в милейшкую улыбку, куда как более подходящую аристократичным дамам империй, чем ей. В сочетание с перьями и бубенчиками в ее голове, массой костяных сережек и небольших клыков, торчащих из-за нижней губы, эта улыбка оказывается абсолютно неуместной. Но надо отдать Вождю должное: она повторяет этот почти международный жест вежливости с невероятной точностью.
- Полагаю мне представляться смысла не имеет.
Тихо хмыкнув, Вай поднимается на ноги, чтоб положить нож к остальному своему оружию, приткнутому туда же щиту, шлему и грубому нагруднику. Все эти вещи натерты и чисты, но явно побывали в бою. И скорее всего не одном. Бесцеремонно оркша удаляется к входу в свой шатер, беспечно повернувшись к Саниесу спиной, чтоб окликнуть кого-то снаружи.
- А что не готово еще?
- Неа.
- Ммм… Принесите нам как доделаете.
- Нам?!
- О, в самом деле, Крых, если мы надумаем его убить, то найдем способ поинтереснее, чем заморить голодом!

Лиша возвращается к своему гостю пожимая по дороге плечами. Мол да, искренность мой конек. Прошу любить и жаловать, новый Верховный Вождь иногда молит то, что лучше бы не произносить даже шепотом. Зато она откровенна! Редко найдешь такое в женщине, а еще реже в политике, не так ли? Оркша возвращается на свое место на чьею-то пятнистую шкуру и складывает ноги по-аравараншански. Руки ложатся на колени, ладонями вверх, а спина выпрямляется, чтоб девица замерла в этой позе куда как более подходящей для статуи, чем для живого существа. Малахитовой статуе, например.
Она долго и не моргая смотрит в глаза темного посла, словно правда в силах заглянуть за их блестящую поверхность. Шаманы говорят, что глаза - это зеркало души. Если так, то душу этого странного существа заволокла Тьма, оставив еще какую-то изначальную часть, возможно крупицу личности. Кто перед ней? Настоящий посол, с настоящей целью, или простая пешка, не знающая даже своей роли в этой игре? На собственном же лице оркши в эту минуту можно с легкостью прочесть глубокую тоску и приходящее за ней спокойствие. Но спокойствие не то, что приходит от головы и сложных просчетов, а исходит из какой-то глубокой сути собственного равновесия. О, она зря поставила это «или». У колдуна могут быть определенные цели, не выполнив которые он станет разменной монетой в куда как более сложной игре, чем возможно известна даже ему самому.
-Наши мудрецы говорят, что смысл слов всегда в паузах между ними. А в тишине говорится больше, чем на площадях. - наконец тихо вкрадчиво произносит Хест-Алиша, все еще не отрывая взгляда от мужчины.
Условное подобие двери, представляющее собой простой кусок ткани, распахивается, словно кто-то проходит сквозь нее, а через некоторое время так же самовольно оседает вниз под собственным весом, так и не впустив в помещение никого. По крайней мере никого видимого привычным взглядом. На мгновение лежащая около входа гиена отрывается от позвонков и вновь внюхивается, но ничего из этого не притягивает к себе внимание оркши.
- Я принимаю и от части рада слышать Ваши извинения, но полагаю этот вопрос был уже закрыт с Гыр-Харом, бывшем обладателем костяной короны. И чтобы я лично не думала на этот счет, ворошить этот вопрос – что ворошить осиное гнездо. И вы не похожи на глупца, чтоб находить меня посреди Степи, почти в идеальной пустыне, лишь затем, чтоб принести извинения, суть и следствие которых уже были свершены. И не поверю, что основной целью Вашего визита сюда является поздравление моей персоны, полагаю не самой удобной для Вас. Если правда хотя бы половина из того, что мои люди говорят о Вас, ко мне бы послали с букетами пустынных цветов кого по-проще и, думаю, все же в сам Багорых, а не где-то на пол пути. Так что давайте опустим эти бессмысленные взаимные расшаркивания. Что Вам нужно?

Отредактировано Хест-Алиша (2015-08-16 03:23:13)

8

Любой бы другой дипломат, будь он сейчас на месте не без известного Саниеса, либо бы возмутился, либо бы психанул, либо бы посчитал это угрозой и напал. Но то другой дипломат. Что же сделал всё тот же не без известный Саниес? Закатил глаза и хоть тихо, но в слух проговорил лишь одно слово.
- Жраааачкааааа
Нет, серьёзно. Вы пребывали 12 дней провести на сух пайках? Пришлось же полностью обойтись только ими из-за опасности быть раскрытым. На землях Эльфов или людей Тейтан мог бы спокойно поохотится и добыть себе более вкусную добычу для пиршества даже скрываясь в тенях. Но, которые полностью живут охотой и степью, вполне могли заметить даже такое мелкое изменение в мире как парочка пропавших вкусных существ. Так что ради угоды операции пришлось забыть о нормальной еде и питаться сухарями. Ужасно.
Правда до жрачки было нужно дожить, а собеседница явно не собиралась юлить выбирая милые слова и подводя к тому что ей нужно. Сказанные ею слова были по сути полный и прямой правдой. Которая сразу настраивала темп разговора на прямой. Да день сегодня просто замечательный нужно сказать!
- Открытость на открытость я думаю – Саниес спокойно взглянул в глаза вождя, и проговаривал каждое слово ни на секунду не отводя взгляда. В таких разговорах сделать иначе грех – Хест-Алиша. Ваши слова лишь от части точны. Да. Молва о мне я прекрасно знаю какая идёт. Знаю потому что сам эту молву и породил своими действиями. Но послать для этого разговора кроме меня в прямом смысле некого. В Адрсине сейчас есть всего…ммм…шесть…да шесть достаточно смелых живых существ, не считая меня, которые согласились бы прийти к вам без армии в качестве охранников. Четверо из них были бы отправлены только в случае приказа о вашем устранении. Удачно бы то прошло или нет, дело иное и не известное. Но вести дипломатию они бы не стали. Ещё двое так же не подходят. У одной слишком большое желание убить ваш род за прошлые обиды. У второго то же самое, но наоборот. Я его имя даже называть не стану что бы не злить вас. Остались двое. Я и ещё одна милая леди. Но увы она сейчас на другом конце материка. Так что жребий судьбой был брошен в мою сторону. Без вариантов. – Из плаща, да лежавшего на полу, были извлечены трубка и кисет табака. Саниеса всегда умиротворяло курение, хотя именно поджигать табак в трубке именно сейчас он не стал. Просто насыпал немного сушеной травы в трубку, и положил кисет перед собой. Он не жадный и любит делится. – Что касается того зачем я здесь – повторю. Я существо которое хочет спасти обе наших народа. И более того я то существо которое может быть сейчас беспристрастно. Да, в случае воины я встану естественно на сторону Адарсина. Вот только сейчас мне плевать на желание Адарсинской верхушки. Как и плевать на желания Орчей верхушки. Без обид. Просто я прекрасно понимаю эти оба желания, и прекрасно понимая, что оба они не могут существовать в этом мире. По этой причине именно я хочу сделать так что бы обе стороны не чуствовали себя обманутыми. И не желали перегрызть друг другу глотки.
Лиша извлекает откуда-то из шкур, прикрывающих ее плечи, длинную костяную трубку, украшенную резкими острыми узорами и, потянувшись за чужим табаком, принюхивается к нему. Запах кажется ей чрезмерно тяжелым и лишенным привычной многогранности тех трав, что курят шаманы. Но эта же тяжесть привлекает ее попробовать давно забытые сухие листья с дальних земель.
- Давайте так, - оркша чуть наклоняет голов на бок, - Я не Гыр-Хар, и Вы не можете меня контролировать. Но это не говорит о том, что я собираюсь нести свои знамена на ваши земли и вырезать всех на своем пути, просто за то, что они там оказались. Но это, я думаю, вы уже поняли, потому как ни я, ни мои люди не напали на Вас.
Она благодарно кивает и возвращает мешок с табаком на место. Заклинатели говорят, что еще их деды видели этого долговязого субъекта. И судя по его речам он провел на мало времени на этих землях. Вопрос лишь в том, в какой роли. Она протягивает свою зеленую ладонь, предлагая подать ей трубку гостя, чтоб закурить ее. Тени боятся огня и бегут от него прочь в самые дальние углы: кто знает, какие отношения с огнем у ее нового «друга».
- Я тоже хочу мира. Но что Вы подразумевает под этим словом?
- Вот в этом и главная проблема. Что все мы подразумеваем под этим словом
– Трубка была передана, а сам Саниес сложил пальцы замком. Обычное его движение, когда он рассуждает. – Лично для меня это тот момент, когда никто никого не трогает с тем что другому не нравится, не интересно или не приятно. Увы это утопическая штука. Для Адарсинцев это когда все под их контролем. Идея конечно не плохая, но вот только её точно мало кто разделит. А для вас, как я полагаю, это полная свобода без чьего либо надзора и указаний. Тоже очень неплохая задумка, да только всегда найдутся те, кто испортят её. И я сейчас не только про Адарсин. Так что нам и нужно решить, как соединить эти две позиции мира в что-то одно общее. Как я думаю ты…кхем, простите вождь, вы тоже рассуждали об этом?

9

- Полагаю, - она кивает, выговаривая это слово заблудшее по собственной ошибке в орочий язык. Вай берет трубку и затягивается ей, пока пальцы кратко дотрагиваются до табака. На одно мгновение пламя вспыхивает, поджигая сухие листья и рождая за собой крохотный клубок дыма. Она вновь затягивается, чтоб раскурить трубку и пряный ее аромат попадает в легкие. Синаес сейчас мог бы ее убить с непринужденной легкостью, но уверенность, граничащая с наивностью заставляет оставаться Вождя спокойной.
- Мы не называем изначально друг друга на «вы». По крайней мере те, кто привержены орочей культуре. И не особо понимаем, как можно звать одно существо во множественном числе. Так что я уж точно не прочь перехода на «ты». По мне так прочее – пустой пафас.
Орчиха протягивает тихонько дымящуюся трубку. Остается надеяться, что ее гость не до такой степени темен, чтоб бояться даже дыма огня, рожденного не материальным миром.
- И каким же образом ты хочешь, хочешь ограничить наш суверенитет? Не думаю, что старые методы уместны, иначе этого разговора не было бы вовсе.
- Не поверишь. Но лично я вообще никоим образом не хочу этого делать – разрешение на нормальный тип разговора действительно повлияло на Саниеса. Не нужно этих вычурных манер что были в Адарсине. Фальши. Уловок. Чёрт! Он может даже курить во время разговора. Что может быть лучше?! – Даже будучи правой рукой повелителя я не имею права решать вопросы стран и прав. Но я пришел что бы положить начало нашему нормальному и мирному сотрудничеству. Ты же должна быть в курсе, что хоть и достаточно давно, но именно Адарсин прикрыл своим крылом Багорых от Вердории. Война тогда вас сильно потрепала и многие были в рабстве. И вот именно тогда наши отношения и были нормальные. Мы не делали из себя ваших хозяев. А вы считали себя частью Адарсина и всячески были готовы к общей взаимопомощи. Согласись, это было намного лучше, чем сейчас или некоторое время назад.
Девица отрывает от губ свою трубку и пару долгих мгновений так и смотрит на собеседника с приоткрытым ртом. А затем Вождь смеется. Громко, заливисто и в голос, сверкая контрастными белоснежными зубами и клыками в полной красе. Требуется не мало усилий, чтоб ее лицо вновь стало спокойным.
- Прошу прощения, но…
Эти деланно серьезные интонации добавляют ситуации еще большей комичности и смех вновь берет над ней вверх. Ситуацию спасает вошедший верзила с двумя чашами, и орчиха наконец отвлекается на что-то более серьезное. Правда, что может быть серьезней супа? Кинув еще один недовольно-внимательно-подозрительный взгляд на адарсинца, орк протягивает одну чашу ему, а другую своей предводительнице. Чашу приличных стоит заметить размеров, с воткнутой прямо туда деревянной ложкой и плавающими большими кусками мяса. Но прежде чем Саниес успевает отреагировать, Лиша вырывает обе чаши из рук.
- Спасибо, брат!
Из собственных рук она протягивает гостю обе чаши, предлагая самому решить какая будет принадлежать ему. Орк смотрит на эту картину с напряжением, но под быстрым тяжелым взглядом все же удаляется. По крайней мере из зоны видимости.
- Так что, ты правда предлагаешь мне стать вашей провинцией? Серьезно? О, нет, я помню историю! Вы правда очень помогли нам! – она эмоционально отводит освободившуюся руку в сторону, - Но долг с тех ДАВНИХ времен уплачен с полна, разве нет? Как мы можем быть единым государством? Правда, как! Мои люди не будут молиться чужому богу! Я не буду подчиняться тому, кто только что вырезал целое племя! – она на секунду замолкает, молча прося не оспаривать этот очевидный вопрос. Даже если Дион и не отдавал приказ лично, он наверняка знал обо всем, - Племя! Не воинов, не шаманов! Даже не семью Вождя! Племя! С простыми пахарями, кузнецами, стариками и детьми! И я, конечно, взбалмашна по привычным меркам большей части мира, спорить не буду. Но мой народ принял меня как минимум большинством. А значит, они все хотят быть Собой. И я верю, что мои люди достойны быть собой! Так что может есть реалистичный план мира?
- Провинцией? – Саниес даже запнулся на секунду. Он быстро в голове перебирает то что сказал. Нашел свой недочет. И поднял ладони в верх, признавая капитуляцию. В этом вопросе. – Да да я не так выразился. Я не предлагаю вам стать провинцией Адарсина. По чести я попросту не могу предлагать. Даже если бы у меня было огромное желание сказать что-либо наподобие «Вы свободны от оков Адарсина НАВСЕГДА!» или «Вы будете нашими рабами Вечно!» В любом из этих вариантов я не имею на это прав. Есть Дион. Есть его слово. И такие вопросы Вам нужно решать с ним. Я же хочу, чтобы сейчас у нас был мир. Что бы те кто стоят на границе могли расслабится хоть немного. Чтоб мы больше не устраивали драк. Хотя бы на то время пока ты не сможешь сама решить все вопросы нашего общего существования с Дионом. А что касается твоего племени – Вот тут Тейтан действительно замолчал. Он знал обо всём…хорошо. И уже давно дал себе одно слово. – Я не скажу ни слова на эту тему. Серьёзно. Я не стану не оправдывать, не осуждать ни вас ни нас. Это не та тема которую я имею права поднимать. Только уже не с позиции возможностей, а с позиции нутра и чести. Скажу только одно. Погибли ваши люди. Погибли наши люди. Вот именно это я хочу прекратить договорившись о мире!
- Вот и давай поговорим о Мире! - она настойчивые протягивает чаши с супом, - А суп стынет! Ты не голоден?.. Во-первых, полагаю, что маловероятно, что мои люди будут пересекать границы в ближайшее время. Хоть чьи. Во-вторых, это стычка была вызвана голодом и нехваткой продовольствия. И этот вопрос решается и будет решен. Благость "наследством" Гыр-Хара можно прокормить пол страны!- по лицу варварши можно понять, что любви она к бывшему правителю не питает, - Мы не пойдем убивать ваших простых людей. Нам это не нужно. Но если у вас есть еще подчиненные темной силой орки на моих землях, во избежание непонимания и в рамках Мира, им стоит мирно покинули мои земли в угодном тебе, Диону или им лично направлении.

10

- Про нахождении тут темных орков я не знаю, но мог пообещать, что коли такие тут есть они уйдут с ваших земель. – Это был достаточно небольшой шаг что бы Саниес мог его пообещать. В конце концов сейчас лучше немного пойти на уступки. И поесть! – И да я чертовски голоден – Без страха и мыслей Саниес берет в руки предложенную плошку. Причём берет именно ту что ему протягивал орк до этого. Не трудно было запомнить какая из них чья. Зато можно будет кое что проверить – Я последний раз нормально питался почти две недели назад. Что может быть вкуснее похлебки, черт побери! Особенно с заключением мира!
Ловким движением могучей ложки, Саниес разламывает кусман мяса на куски поменьше. Он конечно мог и просто нажать жевать его держа в руке, но тогда он потерял бы последние зачатки благородного Адарсинца! Пусть на самом деле их и не было ну нужно же было поддерживать вид! Само же мясо было змеиным, и да Тейтан мог догадаться откуда оно у орков. Что ещё чуточку добавляло аппетит. Что может быть вкуснее чем зверь которого точно ты сам и убил? Да ничего! Вот только увы, но вкусом наслаждаться долго не пришлось.
Первый тревожный звонок в голове прозвенел после того как часть супа была отхлебнута из чаши. Нет, дело было не во вкусе. Дело было в том, что тело почувствовало что-то не так. Это был не яд. Ибо что что а яд Саниес мог определить без ошибки. Это было что-то странное. Что-то от чего веяло опасностью, но иной нежели от смерти. Ибо не прошло и пол минуты как глаза стала застилать пелена. Надежда что это шутка повара и добавление галлюциногенов, так же не могла быть верной. Ибо обычная наркота действовала иначе. Даже будь она природной.
- Хест-Алиша. Я честно надеялся, что вы не станете со мной поступать таким грязным методом. – голова гудела. Цвета вокруг вдруг наливались светом и местами даже начинали слепить. Гул в ушах все нарастал и Саниес начинал понимать, что происходит. Это чертовски пугало –Я. Разочарован.
Свет засиял в одно мгновение в десяток раз ярче чем прежде. И Саниес грохнулся лицом в низ роняя чашу с супом на пол.

{Миатталион}

- И так о чём я там подумал - Саниес с трудом поднялся с того...что можно назвать землей. Зеркальная поверхность и яркий свет устраивали просто грандиозное световое мучение для глаз. Которые кстати все ещё работали. - Ах да. Ты в дерьме Тейтан.
Место в которое довелось сейчас быть главному приспешнику Диона, была одинаково далеко как от Багорых, так и от Адарсина. И можно сказать более. Это то место в котором Саниес меньше всего хотел бы оказаться. Миатталион. Мир духов. Царство душ. Да и будет оно во век проклято.
- Драка с тысячей орков, с богами, со всей дикой фауной. Всё что угодно. Хоть все сразу. Ну почему сразу самый гадкий вариант. – Глубокий вздох. Сложенные руки на груди. Сложенная вторая пара рук на груди. Минутное молчание. Осознание. И сразу две ладони что касаются чела. – Я ещё и в истиной форме. Что за…минуточку – Второе осознание. Более страшное – Если мой дух тут… Хотя он не мог бы сюда попасть просто так… значит отрава была достаточно сильной что бы вырвать душу из…ВАШУЖ ЭЛТАРИОНА МАТЬ!!!
Интересно обижаются ли местные духи на мат? Ибо если да только что Саниес настроил против себя всех местных обитателей. Ну не совсем только что. После этого шел ещё трех минутный монолог состоящий из неприличных слов всех рас и народностей. Так что было за что потом по шапке огрести.
На деле местность вокруг была очень красива. Зеркальные поля на которых Длиннющий оказался перетекали в высокую траву. Деревья что буквально уходили в небо. Кристаллы сияющие в небесах. Просто изумительное место во всех отношениях. Если только вас сюда не направили насильно отравив, и вы тут не были бы почти полностью беззащитны.
- Ладно. Так. Ладно. Ладно. Лааадно. – Попытка успокоить себя почти провалилась, когда в далеке сквозь звенящий шум раздался то ли рык то ли рёв. Однако это было пока далеко – Ладно. Успокойся Арни. Согласись, ТЫ всегда выбирался из любой задницы. Правда же? – Глубокий вдох. Улыбка на губах. Куча глаз, смотрящих в даль где происходило что-то на подобии огненного шторма – Правда. Вот только так же стоит признать, что задницы такого размера даже в моей долгой жизни встречались не сильно часто.
Это был не первый раз когда нелегкая заносила его в  Миатталион. Но два других раза были под покровительством самого Диона. И его тело стерегли верные охранники. А что сейчас творилось в реальном мире было сложно представить!
- Если меня не просто траванули, значит я зачем-то оркам нужен. Как заложник, например. Это в лучшем случае. А в худшем… они уже могут меня есть! Хотя нет. Сейчас бы они уже перетравились бы и померли. Тоже значит не так страшно. В люббом случае нам нужно искать выход – Ещё одна попытка осмотреться. Ещё одно понимание как это все бесполезно. И что делает Тейтан? Правильно. Просто садится на землю-зеркало – Если я здесь духом значит мне нужно содержать дух в спокойствии. Иначе я растворюсь. – Ноги скрещены. Пальцы всех рук сплетены для большей концентрации. Вся орава глаз прикрыты. Спокойствие протекает сквозь черный неспокойный дух – Дадим. Себе. Время.

(Внимание. Описание действия персонажа в разговоре показывает то что дух Саниеса сейчас не в порядке. Со стороны он именно так и двигается. Каждое движение рывками с небольшими паузами. Медитация в конце призвана исправить этот дисбаланс)

Отредактировано Саниес Ди-Тейтан (2015-08-18 15:53:22)

11

Этот разговор оказался куда как легче и проще, чем полагала оркша. И так: ее похоже не хотят убивать. На ее голову сыпется пепел исключительно в прямом смысле этого слова. И Адарсин даже готов забрать своих приспешников! Это однозначно хорошее начало! И то как легко на это пошел Саниес очень даже может свидетельствовать о том, что темные «друзья» боятся получить соседа по страшнее нее. Или повоинственней. Но так или иначе Дион признал ее правление более чем законным, раз дал так спокойно и без торгов разрешить подобное. Она довольно хмыкает.
- Рада это слышать! Право, я думала выдворить ваших людей будет куда как сложнее.
Она приподнимает свою пиалу и с удовольствием прихлебывает наваристую похлебку. Молодой змей оказался что надо! А свежие и мелко порезанные чахолаты в его соку так вообще отличны!
- Я держала путь в одно племя... Думаю ты знаешь куда. Они не пришли на совет, тебе не...
Орчиха отрывает взгляд от своей похлебки и незамедлительно роняет в нее деревянную ложку, так что брызги разлетаются во все стороны. Наверно ее собеседник побледнел бы, если бы мог становиться еще бледнее. Но дело, конечно не в запачканных супом одеждах. Какие-то неявные и совершенно не интересующие ее конкретикой подробности дали с полу взгляда понять, что ее гостю ставится плохо.  И без того огромные глаза оркши округляются еще сильнее. А зрачок несчастного гостя начинает расширяться с невероятной скоростью, так что от единственная светлая полоса его глаз в виде зеленой радужной оболочке стремительно тает.
- Нет, нет, нет, нет!
Лиша отставлять свое блюдо. Когда всю жизнь живешь с не брезгующими галлюциногенами колдунами, начинаешь разбираться во взглядах и их причинах до неприличия хорошо. Скомкано заявив о своем разочарование андарсианец начинает падать.
- Нет! Куда! Стой!..
Орчиха с достойной похвалы прытью ловит колдуна за плечи и легонько трясет. Легонько не помогает. Тогда воительница трясет его сильнее, но ставшее бесхозным тело лишь колышется в ее крепких руках.
-О, ради все духов! Я тебя умоляю! Нельзя так просто помирать!
Не придумав ничего лучше, Вай отвешивает пощечину. Знатную оплеуху, от которой любое здравомыслящее существо уж точно воспользовалось хоть крохотным шансом очнуться, дабы подобное более не повторилось в его жизни.
- Да побери тебя Темный Властелин!.. Эмм. Я не это имела ввиду.
Осознав, что дело может быть совсем плохо, оркша таки пытается нащупать пульс. И тот, на ее несказанное счастье спустя мучительные поиски находится. Слабый, редкий, зато есть. В общем, сообразив что ее прелестная мускулатура всё же не в силах вернуть Саниеса в чувства, орчиха таки опускает тело на пол. Догадка осеняет ее, как гром средь ясного неба. Она подхватывает почти пустую плошку и принюхивается к ней... Злость вновь наполняет лицо воительницы, и ее взгляд не сулит ничего хорошего.
- Охраняй. Ото всех.
Гиена нехотя поднимается со своего места, и аккуратно вновь обнюхивает развалившееся на плаще тело. Странное высокое существо явно не внушает доверие Архар, но всё же она ложится около, чтоб продолжить с упоением грызть доставшиеся ей позвонки.
- Кто?! - Лиша вылетает из шатра как цветастый смеч, снося на своем пути любопытного охранника. Она орет так громко, что даже ветер не в силах перебить этот низкий голос с явственными нотками звериного рыка.
- Кто, побери его все злые духи, это сделал?!
Тишина зависает над их стоянкой и орки с ужасом смотрят на свою предвадительницу. Не дождавшись ответа, она хватает за ключицу верзилу, что принес похлебку и дергает с такой силой, что бедолага теряет равновесие.
- Это ты?!
Шальные пляшущие в глазах девицы огоньки, куда как больше подходящие маньякам, чем их сравнительно сдержанной Верховной пугают его посильнее давешней встречи со злым духом. Тот и то казался вменяемей.
Он отчаянно мотает головой.
- А кто?!
- Я... Не... Я взял...
Она отшвыривает от себя жертву обстоятельств и осматривается. На доли секунды рассудительность дотрагивается до разъяренного разума и Лиша оглядывается в поисках Фрас-Длар, готовящегося обед. А около него стоит бледнеющий шаман, одного взгляда на которого хватает, чтоб все понять. Орки никогда не умели держать эмоции под контролем. В два прыжка, сорвав с пояса кривой кукри Лиша оказывается перед бедолагой. Она хватает его за одежду и приставляет к горлу нож, так что под ним незамедлительно проступают капли крови.
- Что ты с ним сделала? Отвечай!
- Я... Я хотел, чтобы он...
- Плевать мне, что ты хотел! Чем ты его отравил?!
- Я не… Травой Духов…
- Духов?!?
- она швыряет шамана на землю и размахивается клинком. За миг до того, как ее рука бы сорвалась отсечь голову юному Кей-Хару, крепкий кулак сжимает запястье Лиши, и она лишь вздрагивает всем телом. Чтобы заполучить свою же конечность обратно в распоряжение, оркша поднимается на ноги и дергает руку вновь и сильней, но так же безрезультатно.
- Пусти! Он подверг весь наш народ!..
- Угомонись.

Она пытается вывернуть клинок, но Кер-Хан уверено трясет ее в ответ за второе плечо.
- Ты всегда мне говорила, что правосудие надо нести на трезвую голову. Ну!
Он наклоняется к своей старой боевой подруге и заставляет посмотреть в глаза.
- Угомонись, - спокойным голосом повторяет орк, - Успокойся и отрезай ему голову сколько влезет, хоть самым тупым камнем. Только делай это в здравом уме.
Бешенство постепенно уходит из глаз воительницы. Он прав… Даже сейчас, как бы не хотелось этого сделать и какую бы ужасную ошибку не свершил ее шаман, ослушавшись ее, он не может действовать просто потому что хочет мести. В сердцах Вай швыряет раскалившейся клинок в землю рядом с шаманом.
- Пожалуйста, не отдавай меня гиенам...
Лиша набирает полную грудь воздуха и говорит уже куда как тише.
- Это человек... – она размахивает в воздухе пустыми руками, не в силах передать в достаточной степени чувства и мысли словами, - Или что он там. Посол из Адарсина. Он совершил бессчетное количество злодеяний за свою жизнь, и мы все это знаем. И наверняка убивал наших братьев в своей жизни.
- Так почему он еще жив?
- Потому что если мы его убьем - мы объявим войну Диону! И тогда погибнет еще очень-очень много наших людей! Мы не готовы к войне с ними. Не сейчас! Мы должны встать на ноги, должны стать сильными и независимыми. Мы должны разобраться со своей головой, а не идти в чужой храм! -
она оборачивается вокруг, понимая, что стоило бы до этого донести эту простую идею до всех раньше и в случившемся есть ее вена. Теперь ее вена будет почти во всех ошибках, - Зачем ты это сделал, Кей-Хар? Почему Трава Духов?
- Я не хотел его убивать... Я хотел, чтоб он встретился с нашими предками! И понял нас! Чтоб они пришли и поговорили с ним!
- Идиот,
- вмешивается в разговор другой шаман, - Он не увидит их, а уйдет в их мир.
- Отлично!
- Лиша размахивает руками, - Тогда верните мне его! Скорее! Не стойте!
- Ммм...
- Что?!

Шаманы переглядываются между собой, все еще опасаясь возвращение фурии.
- О духи, скажите мне что такое?!
- Мы не можем его вернуть.
- Тогда быстро в Багорых! Быстро!

Она дергается к своему шатру, но ее окликают.
- Никто не может.
Лиша останавливается как вкопанная.
- То есть. Вы хотите сказать. Что вы всё же убили нашего дорого гостя. Отравили его за дружественным ужином, как последние ублюдки? Прямо на моих глазах?
- Нет... Он жив.
- Но останется там навсегда? Это не совсем жив!

Шаманы как один пожимают плечами, пока воительница подступает к их рядам как дикий зверь крадется к добыче.
- Не... Факт, - опять подает голос Фрас-Длар, - Он может выбраться из мира духов. Но только сам. Если найдет дорогу.
Лиша покусывает губу и смотрит в на шаманов.
- Тогда я отправляюсь за ним, - она вновь разворачивается, на этот раз в сторону своего молота.
- Что?! - время кричать настало для Кер-Хана, - Ты с ума сошла! Куда?! Ради кого?! Ты головой ударилась?! На кого ты нас оставить собралась?! Ты больше не в праве совершать сумасшедшие поступки, просто потому что тебе так вздумалось!
-Мой долг защищать каждого в этой Степи. И не допускать бессмысленных войн из-за всяких "я хотел...". И еще мой долг отвечать за ошибки моих людей и исправлять их.
- Тогда я иду с тобой!
- Нет, ты остаешься здесь. И заберешь корону, если я не вернусь.
- Ты с ума сошла!
- Возможно. Но ты меня не остановишь,
- она вешает молот на пояс и вытаскивает воткнутые мечи, - Я иду туда и это мое решение. А ты должен обещать мне, что не допустишь пустых войн. Что не подпустишь тьму на наши земли и в наши сердца. Ты найдешь ученых из других земель и приведешь их в Багорых. Что сделаешь все, чтоб наш зеленый народ процветал.
- Ты не...
- Обещай.

Смятение проносится в глаза у верзилы, и ужас ответственности намешанный на страхе потерять настоящего друга накрывает его. Лицо привыкшего к кошмарам боя и кровавой резни, наполняется невиданной до сели тоской. Это правда происходит.
- Я пойду вместо тебя.
- Это мой долг, а не твой. Обещай.
- Тогда возьми меня с собой!
- Обещай.

Он отворачивается, пытаясь найти слова. Но Лиша упертая и идеалистичная. И кому если не ему знать эти качества девицы. Берсерку не хочется верить, что вся жизнь могла течь так, что потомки перескажут историю о том, как красноволосая девица была наделена костяной короной всего несколько дней за тем лишь, чтоб передать ее дальше. И пала она не в великой битве, а в попытке сохранить жизнь врагу. Просто потому что считает это наказание бесчестной. Но эта костяная корона украшает ее голову лишь потому, что дух оркши не сломить. И именно поэтому ее не в силах отговорить от отчаянного поступка никто, чтоб он сам о себе не думал.
- Обещаю.
Она улыбается, но улыбка получается грустной, и хлопает своего старейшего боевого товарища по плечу. Так то лучше. Гораздо лучше.
- Дайте мне эту Вашу Траву! Быстро!
Воительница направляется обратно к телу адарсинца, оставляя за собой вереницу глубоких следов. Вся ее процессия двигается как зачарованная следом, чтоб набиться тесным кругом вокруг неестественно лежащего тела.
- Вы не казните меня сейчас?
- Я? Казню тебя? О, нет, дорогой,
- она оборачивается к Кей-Хару, - Ты отправляешься со мной и будешь пытаться помочь исправить то, что ты натворил. Наши тела будут получать все те же повреждения, что мы будем получать в мире духов. Так что исцеляйте как сможете здесь! И молитесь духам, чтоб это помогало.
Она подхватывает принесенную глиняную чащу с характерным запахом и без лишних слов выпивает ее до дна. Испуганные и потрясенные лица собравшихся расплываются перед ее взглядом, все вокруг начинает светлеть, а звуки обрываются в один момент, словно она упала с головой в бездну сияющего океана, который оставляет ее наедине с собственными мыслями. Запоздалый испуг всё же успевает дотронутся до разума Лиши, и ее тело, все еще сжимающее клинки в руках безвольно оседает на пол.

Отредактировано Хест-Алиша (2015-08-18 12:11:07)

12

[Миатталион. Около Саниеса]

Мир духов бывает разным. Абсолютно разным. Более того, он достаточно большой, чтобы душа смертного существа могла там заблудиться на целую вечность. Хотя, казалось бы, что значит время и пространство для тех, кто уже перешли в состояние этих качеств?
Правая Рука Тёмного Повелителя оказалась в западне, из которой её мало кто мог вытащить. Это место было не для Саниеса Ди-Тейтана. Он не привык к таким местам, а почему, не ведал, как ему выбраться отсюда. Точнее, он вполне мог знать, что для этого нужно, но вот где найти хотя бы один из способов… это была настоящая проблема для мужчины.
И хорошо, если Основатель Адарсина не попытается выйти с ним на связь при помощи магического шара, ведь если он увидит валяющееся тело своего ближайшего из свиты в окружении орков, то не трудно будет догадаться, какой приказ последует сию минуту же…
Рёв, что услышал один из великих деятелей Тёмного Королевства, принадлежал одному из духов, который ощутил присутствие иной души в его пространстве. Этот крик был подобен грому вдали, который скорей всего стремительно приближался к своей цели. А целью был ни кто иной, как Правый.
- Думаешь, тебе медитация поможет? – Спросил кто-то писклявым голосом около уха громадины.
Это был маленький дух в виде белого и пушистого комочка, деловито усевшегося прямо на плечо адарсинца. Оно не имело ни глаз, ни рта, ни каких-либо других органов чувств. Удивительное создание пощекотало своими ворсинками мочку уха незнакомца и хихикнуло. Ему было забавно встретить кого-то необычного из мира смертных.
- Прежде чем ты встретишься с Алгагром, я бы хотел узнать твоё имя. Не часто в Миатталион приходят так внезапно, - всё продолжал говорить дух своим писклявым до ужаса голосом. Многие бы поёжились в присутствии обитателя Мира Духов.

Информация
Хест-Алиша может появиться около Саниеса. А может появится где-то в другом месте. Как будет угодно.

13

- Не поможет. – Саниес даже не обернулся посмотреть, что за пискля с ним говорила. Его глаза как были прикрыты, так и оставались. – Но я хотя бы не растворюсь в облаке темного тумана. Уже какое никакое достижение.
Тело темнейшего. Которое за последнее…какое-то количество времени, тут сложно понять, несколько раз на мгновение обращалось в дым, сейчас выглядело теперь хоть нормальным. Он всё ещё оставался тем сгустком тьмы что и был, но теперь хоть плотным и внешне и в материи. Прогресс!
На самом деле это все было не хорошо. Душа Саниеса не привыкла…ни к чему такому вообще. Её роль была совсем иной нежели у других смертных. Но вот она была вырвана из родного биома, и помещена во враждебную среду в которой мало что могла. Хорошо хоть сразу на куски не развалилась от шока.
- Увы, прийти сюда не было в моих планах. По сути даже смерть не должна была к этому привести. однако нашёлся метод испортивший все карты мироздание. К моему разочарованию. – Вот честно обидно. Не в открытом бою. Не в важном деле. Просто быть отравленным. Как последний жалкий император! Какой позор а. Хоть оставайся тут что бы в глаза подчинённым не смотреть. Стыдно. - А имя. Теперь с этим сложно – Наконец закончив приводить голову в порядок Тейтан мог глянуть что за существо сидит у него на плече. И в первое мгновение он реально захотел его прихлопнуть. Ибо принял за фею. Но благо вовремя остановил себя, ибо на вряд ил в мире духов будут феи. Долбаные феи. Фыр – В данное мгновение моё имя уже ничего не значит. Но можно звать меня Арнумом. Это самое подходящее для данной ситуации. – Это имя…скорее кличка. Оно было дано в один момент его жизни…о котором по чести вспоминать не хочется. Зато правда. Когда-то душа его была названа так. Хоть и со злым умыслом. Надо же. Даже такое в жизни пригодилось. – Позволю полюбопытствовать в ответ. Кто именует себя Алгагромом и для чего нужно…Что?
Недавняя медитация позволила Арнуму достаточно серьёзно изучить и почувствовать мир вокруг. По сути она и была нужна что бы настроится на местность вокруг, и перестать пугаться её как абсолютно вражеской территории. Было непросто. На самом деле сложно до сих пор. Миатталион слишком многогранен и привыкнуть к нему крайне сложно. Но даже тут всё же удалось найти пару знакомых биомов и настроится на них. А уже потом привыкнуть и к остальному. Зачем вы спросите всё это. Ну, например, чтобы чувствовать опасность. Готовится к неожиданному. Или заметить в декорациях вокруг появление парочки орков. Отчасти знакомых.
- Ой, да духи б с тобой!
Лиша отмахивается от своего шамана и наконец-то отпускает его шкирку. Бедолага схватившийся за какой-то кристалл и руками и ногами неспешно оседает вниз. Сам потравил и сам боится! Вот ж ведь. Махнув на него рукой оркша гордо топает по направлению к темному образу, неподвижно сидящему на зеркальной поверхности. Тут не ошибиться: такого сгустка теней больше нет в цветастом разнообразии так далеко, как только позволяет взглянуть ее зрение. Странно, но переход в это волшебное место всегда казался девице чем-то куда как более сложным и тяжелым. Вполне может статься, что таковым окажется возвращение. Но пока ее чувства совсем немного притупились, а ноги легче несли вперед. И вообще все в этом прекрасном месте казалось ей проще.
- Ммм... - проще все, кроме обращений, - Кажется ты в кого-то влип.
Она бесцеремонно пересчитывает количество рук, загибая пальцы, прямо перед несчастно потравленным послом. Да, однозначно многовато конечностей для одного.
-И... Глаза на лоб вылезли. От удивления? - Лиша пытается сделать подобие культурного лица, но получается не особо хорошо.
- Ага от удивление – На все сказанное недавней знакомой Арнум даже бровью не повел, не то чтоб повернулся. На само деле он и отвечать не хотел. Да вот только достанут ведь – Удивился видеть тебя тут. Решила самолично убедится в удачности вашего отравления? Поздравляю. Выполнено идеально и без грамма ошибки. Яб поаплодировал да тело боюсь развалится.
Не очень длиннющему хотелось видеть сейчас Хест Алишу, и кого-то из её шаманов. Во всяком случае пока он не может нормально сражаться. Но у судьбы вновь новые задумки поэтому придется терпеть и такое.
Поднявшись с земли, намного кстати легче чем раньше, Арнум потянулся всеми руками и заодно расхрустел спину. Ну точнее попытался это сделать. Нет в духовном теле суставом. И хрустеть нечем. Зато движение слегка взбодрило гудяшую голову.
- Вернемся к нашему разговору пушистое существо, чьё имя мне так же интересно. Точнее к моим вопросам. Кто именует себя Алгагромом и для чего нужно нам устраивать с ним встречу? Не думаю, что у меня тут есть хоть один союзник или тот, кто мог бы за меня поручится. А врагов – Взгляд скосился в сторону Вождя орков – Мне хватает.

14

- Да никто не собирался тебя травить! - возмущение без всяких сомнений можно прочесть в ее голосе. Но секундами позже понимание полной картины, всё же достигает пламенного ума подобно звуковой волне, и интонации стремительно приобретают новые нотки, смысл которых видно кроется в раскаяние, - Он хотел к тебе духов привести. Но что-то перепутал... Или переборщил... А мне кажется, тебе не особо тут хорошо.
Лиша отступает на несколько шагов назад, наблюдая как эти странные тонкие руки тянутся во все стороны. Наблюдает, надо заметить, скорее с любопытством, нежели страхом, отступив, но поддавшись вперед корпусом вмести с этим. Святая простота, что тут еще скажешь?
- В общем, - она опускает взгляд и ковыряет тяжелым ботинком удивительно гладкую стеклянную поверхность. Ее собственное искаженное отражение словно с упреком смотрит в ответ, - Мне жаль что так вышло. И я пришла помочь тебе выбраться отсюда. Не хорошо как-то получилось...
Девица поднимает взгляд, куда как более подходящий нашкодившему ребенку, чем Верховному правителю полудиких аборигенов Степи, все еще поклоняющихся одним им известным созданиям, чтоб рассвет всё же наступил. Извиняться в пылу гнева за своих сородичей у нее получалось определено куда как лучше.
- Я пыталась принести тебе твои мечи. Но они остались там... Как и все остальное мое оружие, кроме молота. Почему-то... В общем это было вовсе не то, что ты подумал!
- Что ж жаль, конечно забавно. Не ожидал такого. Вот только это мало что уже изменяет, - На деле темнышу сейчас и говорить то было не просто. И стоять. И вообще думать. Но он упрямо заставлял себя делать все это просто что бы не сдохнуть,- Удар тупым ножом в горло был бы менее неприятен чем то, что вы натворили. И заодно менее болезненным. В таком случае я бы просто подох. А сейчас я в прямом смысле рискую на своей шкуре узнать, что значит растворится в воздухе. Буквально.
Нет, Саниес не психовал и не подавался паники. Он просто трезво оценил произошедшее и сделал вывод насколько все было плохо. Выбраться для него от сюда была немногим проще чем изнасиловать дракона будучи гнолом. И то что Хест-Алиша хотела помочь в данном случае ничего не значило к сожалению.Но оркша словно почувствовав мысль о своей бессильности громко вздыхает. Выслушивание недовольств - весьма себе кара за ее недосмотр. Она присматривается к этому дымчато-теневому чудищу. Видок у него правда не из лучших, так что обвинения можно назвать достаточно уместными. Зато как тут красиво! Как все блестит и переливается! Столь прекрасное место и описать то профанными словами сложно, а уж представить...
- Не унывай. От этого дух портится. Вытащим тебя отсюда. И видят духи, когда я говорила о способе поинтереснее тебя убить, это место не входило в тот список!
Лиша наконец-то концентрирует внимание на маленьким пушистом комочке. Какая любопытная и милая штука! Интересно, это продолжение духа темного посла? Нет, а что. Может быть это светлая отвергнутая часть личности, она о таком слышала! Впрочем пялиться на этот счастье может статься неприличным, и девица начинает оглядываться по сторонам в поисках невероятной подсказки. Осталось только придумать как выбраться из этого чудесного места. Им бы проводника какого... Неожиданная идея посещает ее голову.
- Много орков умерло по твоей вене?
- Хочешь найти повод для того что бы меня ещё раз убить? Увы, их было не так много, как тебе бы того хотелось видимо. –
Этим можно было бы и закончить ответ, но сам Арнум задумался. Так сколько точно? Он мог вспомнить все что угодно из своей жизни за мгновение. А уж количество убитых им он не забудет и в тысячелетия. Так что подсчёт был не долгим, - Всего 26. Из них большая часть, а точнее 15, были наймитами. Трое бойцы на аренах разных городов, где мне удалось повоевать. Ещё четверо были совсем дикими. Они не то что речь, даже малейших слов не понимали. Какое-то стареное племя на окраине с Адарсином. Два моих хороших друга, предавших меня. И двоих пришлось убить в честной схватке по приказу великого вождя. Не помню, как его звали. Грал-Торнул вроде. Давно он правил. Но любил устраивать схватки с путешественниками. Решили тогда что я простой торговец. Боец умер не сразу. Я и не хотел его убивать. Да вот только по правилам что установились тогда было это необходимо. Ох и не понравилось это вождю. Всех на меня натравил. Убегая от преследования пришлось ещё одного убить. когда ж это было то....давно. Слишком что бы вспомнить.
Оркша в голове пытается прикинуть когда костяная корона была у Грал-Торнула. В истории она сильна не была, но как н крути получалось много. Еще не совсем до хрена, до уже много. Затем ее полностью поглощает вопрос, как так вышло, что Саниес выполнял приказы сначала орков, а потом Диона. Она трясет головой, пытаясь не потонуть в этом омуте любопытства, который становится глубже с каждым словом.
- Тю. Да я и то больше. Что они тебя боятся тогда? - пока ответ на вопрос не прозвучал и не родил новый снежный ком за собой, она окликает своего несчастного шамана, так и сидящего в своем сомнительном убежище зеленым-кожаным бугорком, - Кей! Кей иди сюда! Он совсем не злой, он расстроенный!
Катализатор всей этой ситуации недоверчиво и испуганно выглядывает, смотрит на рукастую тень и вновь прячется за полупрозрачной кристалл, размером в пару раз меньше его самого.
- Он говорит, что ты сын одного злого духа и какого-то другого злого духа. Не особо поняла в чем разница и есть ли она вообще. Я ему сказала, где он видел духов, которым плохо в мире духов и нормально в мире смертных? Бред какой-то в общем. Прости.
Лиша снимает с пояса изогнутый рог и без всяких предупреждений дует в него. Звук вещица издает, но с первых нот оркша чувствует, что он совсем другой. Что поет он ту жу песню, но идет она не так. И рвется не так из ее груди. Но тут все немного непривычно ей, да и она сама чувствует себя странно. Но всё же, раз это мир в котором можно найти их предков и куда ходят другие шаманы, может кто откликнется на ее зов и придет на помощь?

15

Дух рассмеялся словам Саниеса и ещё раз пощекотал своими волосками кожу мужчины.
- Я первый вопрос задал – тебе первому и отвечать, - смышленый голос духа был достаточно раздражающим для смертного существа, потому что тон, с которым обитатель Миатталиона говорил, был достаточно высокий. – Хотя, если не хочешь называть своё имя, я не буду называть своё. А что на счёт Алгагрома, то он уже почти здесь. Он не любит, когда по его владениям шастают чужаки, тем более из физического мира.
Маленький дух обратил внимание на Хест-Алишу и начал подпрыгивать на плече у Саниеса. Казалось, сущность тонкого плана очень рада была её видеть, но причина неописуемой радости была неясна: то ли радость была от того, что белый пушистик распознал истинную природу Верховного Вождя, то ли радость была вызвана тем, что с момента на момент веселье приобретёт более яркий окрас.
И вот, началось…
Тот самый Алгагром, о котором вспоминал маленький дух, стоял в стороне от адарсинца и представителей Багорых. Он был достаточно сильным духом, хотя и не являлся древним. Однако, его бы сил хватило расправиться с душами смертных созданий. Скалясь и рыча, махая громадным хвостом из стороны в сторону и царапая большими когтями свои владения, хозяин этого пространства присмотрелся к незваным гостям.
Под его лапами земля Миатталиона изменялась, превращаясь в плодородную почву, из которой росли травы и цветы.
Пушистик приблизился к уху тёмного служителя и прошептал ему:
- Он мой друг, поэтому, если хочешь спасти себя, то я могу временно слиться с тобой. Но готов ли ты будешь взамен мне отдать пару своих воспоминаний? Без возвратно, конечно же!
Правый на какое-то мгновение обдумывал сказанное, но почти сразу отказался, потому что не мог доверить даже пару воспоминаний, которые были для него лишь крупицей в многовековой жизни…
- Дочь Аластора… - прорычал Алгогром, глядя на девушку, а потом на тёмный силуэт. – Отойди в сторону, если не желаешь рисковать собой.
Лапа когтями пробороздила землю, загребая горсть плодородной почвы Миатталиона. Сама земля здесь была наполнена духом, сутью этого мира, девственной, вечно меняющейся.
- Ладно, последний шанс. Может тогда двадцать процентов твоей магической энергии? Мне этого будет достаточно, - маленькое существо всё ещё сидело на плече и ждало окончательного ответа незваного гостя.
Кивка было достаточно, чтобы белый пушистик в буквальном смысле прыгнул в тёмную сущность души Правого, разливаясь по всей его материи, немного осветляя чёрный дым, который исходил от него, а сам становясь тёмно-серым… Уж слишком чёрен был гость Алгогрома.
Могучий хозяин свои владений застыл на месте, а потом принял более мирную позицию.
- Опять ты за своё… Смертных надо учить на их же ошибках. Не стоит каждого пытаться спасти, - сказав так, громадное существо ещё раз посмотрело на Хест-Алишу и в один миг растворилось в воздухе.
- Как только мы покинем владения Алгогрома, я выйду из тебя, забрав оговоренную энергию, Саниес Ди-Тейтан, - проговорил он вслух Правому. Орки тоже могли услышать то, что сказал маленький пушистик.

16

- А вот то что они боятся это не зря Ведь смерть это самое благополучное что может произойди с врагами обозлённого тауматурга.
Можно было многое рассказать Хест Алише. Про то как маг крови может оставить свою жертву чуть живой. Про то как он может уничтожить мышцы превращая конечности в бесполезные куски плоти. Про то как одним движением пальца он когда-то сводил с ума болью своих врагов. Но зачем всё это? Всё это выглядело как бахвальства перед гробовой доской. В этом мире он даже не сможет показать всё это. Не то что бы он хотел сделать больно вождю орков. Но вот тому шаманчику даже очень! Какого хрена? Запихать посланника мира в меаталион? Серьёзно?
- Он говорит, что ты сын одного злого духа и какого-то другого злого духа…
Эти слова заставил Саниеса отвлечься от саможаления и взглянуть на шамана. Причём взглянуть так что тот от страха спрятался за…какой-то кристальной фигней что ли. Или это дерево такое. Дух его пойми.
- Если он ещё и болтать не перестанет, то умрёт быстрее чем успеет позвать на помощь. И мне даже будет все равно каких богов ты призовешь на его защиту.
Голос Тейтана звучал как гром на чистом голубом небе. Мирная идиллия вокруг никак не подходила этому потоку злости и ненависти. Зато она подходила самому Саниесу! Настолько что в какое-то мгновение он даже принял свою нормальную форму сам того не заметив. Теперь это уже была не туча черной энергии. А настоящий силуэт. Всё с теми же лишними руками и глазами. Но силуэт! И всё бы ничего, но с такими изменениями к темнышу видимо вернулось осознание этого мира. И очень недобрый сигнал в голове что они тут не одни.
Мелкий белый дух не соврал. Пришедший хозяин сего места выглядел ну очень недовольным. Очень. То ли его попросту достали орки что приходят в мир духов через его владения. То ли просто то что Саниес был чучуть полностью темным ему не нравилось. В любом случае большая кися хотела видимо скушать Саниеса. Глупая кися.
- Он мой друг, поэтому, если хочешь спасти себя, то я могу временно слиться с тобой. Но готов ли ты будешь взамен мне отдать пару своих воспоминаний?  Без возвратно, конечно же!
- Обычно воспоминания пожираю я, а не мои. Что-то новенькое – Надвигающийся дух был страшноватым. Но ответ на вопрос маленького был одним. Без вариантов. – Извини беленький, но я вынужден отказать. Моя сущность — это моя память. Без памяти я не буду нужен там в мире живых. Так что нет.
- Дочь Аластора… - Серьёзно, чем он так бедного Тейтанчиа то невзлюбил??? – Отойди в сторону, если не желаешь рисковать собой.
- Я бы послушал большого парня Хест Алиша. В любом случае он хочет меня сожрать, а это как минимум выльется в несварение.
Не то что бы кое кто длинный вообще не боялся забвения. Смерть в лапах духовной бешеной киси не самая лучшая надо согласится. Просто, как только Саниес появился тут он уже свыкся с мыслью что шанс выбраться слишком маленький. Так что может и тянуть смысла нет. Вот шас сожрут и дело с концом. Ведь если говорить честно! В этом мире же будет лучше без такой твари как он…
- Ладно, последний шанс. Может тогда двадцать процентов твоей магической энергии? Мне этого будет достаточно
… А с чего это ваще мир заслужил такой блажи то, а?! Эта мысль немного изменила продумывание дальнейших планов. Ну и ещё то что цена на жизнь резко упала. В теории потеря энергии штука плохая. Ведь её восстановление это вам не выпить банку маны. Но если вспомнить что у него её ещё останется много, и то что в ближайшее время командировок в опасные места не планируется…
- По рукам. 20% твои.
Мгновение и вот душа которая и так не лучшим образом себя чувствует теперь ещё и имеет в себе две части. Конечно этого и следовало ожидать, но сей момент был по крайне мере необычен. В прочем никакого дискомфорта не было. Плохая кися обижено свалила. А белый дух стал сильно темнее.
- Ты это как там – Саниес похлопал по тому месту где виднелась энергетика духа – Цел ещё?
- Как только мы покинем владения Алгогрома, я выйду из тебя, забрав оговоренную энергию, Саниес Ди-Тейтан
- Эй! Я разрешал забрать 20% энергии, а лазить по моим мыслям и разуму нет! Хотя…да делай что хошь. Если сгоришь от того что узнаешь – чур вина не моя.
Поднявшись наконец, да все эти моменты веселья он даже не оторвал задницу с земли, Саниес внимательно осмотрел своё духовное тело. ПО сути оно всё ещё имело контур и пока разваливается не планировалось. Надолго ли – вопрос уже другой. А это значило что нужно двигаться дальше. Авось и выход найдется. Да и…Чем черт не шутит. Когда ещё судьба в меаталион занесет?
- Возвращайся в реальный мир к своему народу Хест Алиша. Здесь тебе нечего делать. – И да он не забыл, что был сейчас тут не один – Моё тело можете выбросить где-то под деревом. В крайнем случае станет необычным удобрением для сорняков.

Отредактировано Саниес Ди-Тейтан (2015-09-12 00:17:59)

17

Если бы бедолага Кей мог бы грохнуться в обморок в этом несомненно прекраснейшем из всех мест, он бы однозначно так и поступил. А так приходилось бледнеть, синеть и вообще заниматься совершенно бессмысленными если задуматься для духа штуками, дабы выразить крайнюю степень ужаса по поводу этого громогласного (весьма в прямом смысле слова!) крика полного угроз.
- Ничо ты так!.. - с уважением вместо трепета, замечает Лиша прежде чем таки появляется вышеупомянутый дух.
Это прекрасное подобие кошки с громким именем Алгогром впечатлило оркшу еще сильнее пронзительного голоса. С глазами полными забвенного восторга она смотрела, как это необыкновенное существо со скрежитом царапает идеально ровную поверхность, и как та в мгновение ока становится плодороднейшей и прекраснейшей из земель, цветущих сотнями соцветий, что ей удалось видеть за свою не такую уж короткую для смертных жизнь. Она опушившей и на мгновения вовсе теряет дар речи, силясь запомнить этот потрясающий момент. Кер-Хан просто не поверит!.. Ацлок побери! Надо было становиться шаманом.
Когда же кошак обращается к ней, называя дочерью Аластора, девица даде оборачивается, ища должно быть великую воительницу с огненными крыльями и пылающим мечом (так же должны выглядеть божественные отпрыски?). Но никого около нет, так что Лига таки соображает, что дух обращался к ней.  Льстиво, однако! Но пусть лесть и столь открыта, она определенно греет большое сердце зеленокожей предводительницы. Она, конечно, распивала песни своего народа, где воины называли себя сынами Великого Духа Пламени! Но услышать такое обращение, да еще и в мире духов... Приятно то как! Она с гордостью раздувает грудь и задирает нос в самом что ни на есть прямом смысле этого слова. И только потом до нее доходит вся суть сказанного, окропят этого обращения.
- Э!.. Нет, - она мотает звенящей копной волос. Духам это нравится! Но добрым. А этот добрый?.. - Не надо его трогать, пожалуйста!
По правде говоря, девице не особо представляла себе тонкости дипломатии с духом. Да она вообще не особо то представляет себе тонкости дипломатии, чего уж там! Но это не мешает ей приподнять свой щит (интересно, а если дух его поцарапает, он тоже расцветет цветами?) и в самом прямом смысла слова попытаться собственной широкой (положим, широкой) грудью заслонить и без того пострадавшего посла Адарсина.
- Мы тут случайно!.. И уйдем сразу, как только поймем как!
Воительница добродушно разводит руками и пытается с извинениями на устах улыбнуться, что судя по всему не особо впечатляет духа. Нет, ну зря она игралась пока учился ее Ярл-Гот! Ох зря! Кто б знал, что здесь так круто... Впрочем ситуация сама собой как-то разрешается невиданным образом за ее спиной, чем не особо то радует хозяина местных земель. Не удосужившись махнуть лапой в сторону "выхода" Алгогром пропадает так же прекрасно и внезапно, как и появился. Приустав на цыпочки, оркша оглядывается по сторонам в поисках ушедшего духа, а за одно и других местных обитателей, но никого не ведать.
Кроме ее в усмерть испуганного шамана.
Уж ему то вообще грех пугаться духов!
В общем не обнаружив более никого, от кого можно было героически спасать всех и вся, Лиша всё же оборачивается к своему спутнику... Вот говорят, что мол рук не хватает все делать. А он наверно так много дел делает, что руки вон в форме духа дополнительные появились! Или это всё же он в кого-то из местных врезался?.. Надо будет потом спросить.
- Ты за кого меня держишь, оставить тебя здесь!?
Девица хмурится и  поочередно смотрит во все пары глаз. Не шутит же. Пить дать, не шутит.
- Не оставлю я тебя тут, - обиженно ворчит оркша, едва не дуя губы, - Деревья еще мои отравишь... Хочешь помирать - возвращайся в свой Адарсин и мри там.
Она поглядывает на Саниеса еще несколько мгновений и с самым недовольным видном, оскорбленного до глубины души человека разворачивается чтоб вытащить уже виновника всей этой истории из его сомнительного укрытия.

18

- Хочешь помирать - возвращайся в свой Адарсин и мри там.
- Не поверишь, но такое же желание есть и умнея. Вот только оно уже не осуществимо.
Отмахнувшись от слов вождя орков Саниес потопал от них. Ему хотелось просто свалить от этой парочки пока они не придумали что-то ещё с ним сделать. Разделить там его душу на куски, например. Мало ли что этим оркам в голову придет. Поэтому его шаги и были уверенным. И их было ровно 20. Ибо потом он остановился.
Уйти то идея хорошая. Свалить от орков. Отправится в Адарсин. Снова все вернуть. Но возникал один вопрос.
- а куда идти то…
Слова были произнесены в слух. Благо сейчас оба зеленокожих ещё были далеко и не слышали сего озарения. В прочем Тейтану было б плевать и если б они услышали. Тут дела по хуже.
Только появившись тут он сразу стал объектом агрессии духа. Причем это был не особо то и злой дух! Если вспомнить его предупреждения в адрес Хест Алиши. Значит он был светлый. Черный дух бы вообще разорвал всех троих разум.
Вот и спрашивается куда идти то. Каждый шаг в этом мире для Саниеса опасен. Его хотят убить светлые. Его захотят убить и темные. И что в таком случае делать? Надеется, что прилетят ещё белые фейки? И что? Раздавать энергию, мысли, силы… Возможно даже получится вернутся в реальный мир. Обговорив путь с одним из духов. Вот только какую цену он то озвучит? Руки на обет? Две лишние или сразу все? А может всю память за тысячи лет?
- Как же меня все… - Поняв свою полную беспомощность высоченный просто упал на спину. Благо тут это было не так больно, да и вокруг была трава.
На деле, как это не смешно, самое безопасное место сейчас было именно тут. Они не обговаривали с белым каков срок его нахождения в теле. А значит пока можно было не ожидать гнев от хозяина территории. Ненадолго конечно. В конце концов тот придет разовраться наглого чужака. Но хоть можно было б полежать немного.
- Я просто хотел сделать хоть что-то без оттенка тьмы. Установить мир. Просто мир. Не начать войну. Не изнасиловать вождя орков. Не пожрать их детей. Даже не вырезать их. Просто прийти и остановить безумное кровопролитие что сейчас творилось. Я хотел сделать что-то как раньше. Правильное. И что в итоге? Меня травят. Я попадаю в свой личный ад. И меня тут хочет сожрать здоровая кошка.
Тейтану было ясно что духовное спокойствие — это важный фактор его целостности. И как яркий пример сейчас его тело снова стало терять форму. Даже сильнее чем раньше. Так глядишь можно и совсем растворится.
- Я не могу никуда уйти, ибо меня там опять захотят убить. Я не могу вернутся, ибо не могу найти выхода так. Я не могу даже убить себя, ибо тут это уже не возможно. Более того я даже не могу убить тут никого! Ни мелкого духа не орков убийц. Наверное, это самый бездарный конец для жизни. Даже скорее для существования.
Было не ясно слышала ли этот диалог одна зеленая особа, говорил то Саниес не особо громко, но его не заботило даже если б и слышала. Больше волновало, что руки уже с трудом угадывались в черном дыме в который он превращался. Так и до конца не долго.

19

Злые духи, всемогущие демоны, падшие схесы… Все это очень и очень страшно. Но когда здесь и сейчас на тебя летит разъяренная фурия, а злая фигура удаляется куда-то в даль, приоритеты подвергаются проверки. Вцепившись в свой «спасительный» кристалльчик (кто знает, может в нем правда заключена какая особая сила, о которой Лише не знать?) бедолага Кей все же пододвигается чуть в сторону, надеясь, что большая блестящая и граненая вещица спасет его и от этой напасти. 
- Отдирай свой зад и показывай дорогу отсюда.
Совсем еще юный по сути парнишка кидает опасливый взгляд в сторону уходящего посла Адарсина.
- И мне. И ему. Давай.
- Он – на са..самом деле такой т-теемный, - все еще силясь донести свою очень важную мысль, до больно уж взбалмашной предводительнице тихонько бормочит орк. И почему Верховные Вожди – это всегда поехавшие берсерки, а никогда не мудрые шаманы?!  - Он не просто так, чтоб злой… Он таким был изначально. Он даже не родился... Они его…
- Да завали ты эту свою сказку! Это не нормально из двух духов получать материальное существо, которому не нравится в мире духов, понимаешь? Где ты вообще такую фигню слышал? Ты еще скажи, что можно смешать две водички и получить камень! Кей, ты же шаман! Ты должен уметь своей головой думать! Вставай и извинись перед ним.
- Если бы я знал, что этот посол на самом деле… Если бы все знали…
- Так, дорогуша. Мне надоели твои сопли, - глаза оркши блестят злым синим огоньком, того же самого яркого цвета, что бывает в самом раскаленном сердце пламени. Это завораживает и пугает шамана разом. Кажется, здесь он видит это еще лучше, чем в мире смертных, - Ты верещишь как девка, какая. Ты сотворил херню, а расхлебываю я ее вмести с тобой. И из-за этой херни, заметь, если мы ничего не сделаем –могут вырезать еще пару племен. И если ты, паршивый трус, сможешь выбраться отсюда и начнешь трепать это направо и налево – не приведи Духи, да найдутся еще балваны, которые поверят в эту несуразицу. И устроят мне еще проблем.  Поэтому завали хлебало, и никогда, понял? Ни-ког-да, больше не повторяй эту ересь вслух. А теперь, возьми себя в руки, вставай на ноги – и иди извиняйся, перед нашим параноидальным, никому не верящем и крайне ворчливым гостем. И ты сделаешь это здесь и сейчас, не смотри на меня так жалобно. Эти твои сказочные штуки может конечно и страшны. Но со мной тебе жить рядом. Бок о бок. Так что, даже если предположить, что он и правда злой и страшный темный дух, каким ты его с дуру видишь, вспомни-ка на минутку, что стало с той адовой херней с большим мечом, что жила в теле Гыр-Хара? Ты помнишь, что от нее осталось? Так что подумай, что останется от тебя, если ты и дальше будешь мне мешаться?
Если бы вдруг Саниес обернулся в этот момент, он бы заметил, как весь, пожалуй, слишком далекий для его слуха диалог, обильно сопровождался жестикуляцией и завершился взмахом возле самого горла. Не дожидаясь ровным счетом никакого ответа, девица разворачивается и уходит догонять второго своего спутника. Каждый параноик в свою сторону. И за что они такие на ее голову! Пессимизм мешает выживанию!
Лиша поспевает как раз вовремя, чтобы застать последнюю часть речи, весьма себе вероятно принадлежавшей не ей, а просто воистину бездонному небу над головой. Она даже поднимает к нему голову, чтоб убедиться, что там никого нет. Странная, уходящая в чернь гладь над головой, кажется такой спокойной, такой тихой и ровной, леденящей и убаюкивающей, такой.. Родной. На бесконечно долгое и одновременно с этим слишком краткое мгновение, чтоб оно могло в самом деле принадлежать реальности, оркше кажется, что она может лишь немного подпрыгнуть и провалится в эту Бездну Навсегда.
- Чо ты ноешь? – все еще на злой и обиженной нотке вопрошает девица, затмивая собой кусок неба над головой у давеча нового знакомого. Она заглядывает ему в глаза… Во все по очереди, - Не херушеньки ты не умер еще, не городи. У Вас в Адарсине все такие пессимисты, или ты – особое орудие на мою голову? Мужики, блин… Да, чтоб Вас. Лишь бы поверещать как все плохо. Один хуже другого.
Воительница бросает злой взгляд в сторону семенящего шамана и, громко фыркнув, разворачивается на месте, звеня всеми бубенцами в своей голове в этом красном летящем вихре. Она делает несколько шагов в сторону горизонта и останавливается как вкопанная. Нет, ну этот поршивец, конечно ее обидел. И все же, если задуматься и принять во внимание, где жил Саниес всю свою осознанную жизнь (ну по крайней мере там, где ей кажется он жил), такое поведение можно было понять… До какой-то, определенной степени. Громко вздохнув она неохотно поворачивается обратно и возвращается на исходную позицию. Чуть наклонив голову на бок, девица смотрит на это острое нынче дымчатое лицо с неточными очертаниями и, вновь вздохнув, садится около, подминая под себя ноги по-авраравшански.
- Послушай… - голос Лиши меняется в мгновение ока, и уже не так то похож на те басые сухие нотки злости, что громогласно разносились до этого. Воительница опускает взгляд на собственные руки, ища в них какие-то слова, - Я… В какой-то степени понимаю, почему ты мне не веришь. У вас наверно там, вообще мало кому можно верить… Особенно тем, кто тебя не особо любит. И я, конечно, тебе не друг, что уж там. И ты можно сказать и не знаешь меня. Но может ты слышал. Я молюсь духам пламени, и они иногда помогают мне. И духи пламени не потерпят ударов в спину, гнусных предательств и отравлений с улыбкой на лице. Да, конечно, наверно в этой в политике так часто делаают. И лгут наверно тоже очень много, - она замолкает на несколько секунд, погружаясь в свои по всей видимости грустные мысли, - Но я не такая и никогда не была такой. И я не хочу такой становиться. Может ты не веришь, что бывают такие существа и всех считаешь двуличными. Но если не веришь в чистоту духа, то сочти это страхом перед Духами или еще чем…
Лиша вновь переводит взгляд на колдуна. И теперь вместо злости и обиды на ее лице пляшет глубокая печаль.
- Может ты и плохой. Может ты и натворил много бед. Но ты пришел не за этим. И я верю тебе. Со всем, возможно своим простодушием и наивностью. Но я верю! Я хочу тебе верить! Это все вокруг -  дурацкая ситуация. И тебе, наверно, отнюдь не до того, как здесь красиво… Но тут правда красиво. И я обещаю, я сделаю все, чтобы тебя отсюда вытащить! Я не могу позволить себе прибить вот так бесчестно кого-то. Ты можешь быть сколько угодно раз бесчестной тварью, шпионом, лжецом и предателем… Да хоть этой неведамой сказочной штукой, которой только детей пугать, о которой говорит Кей! Ты не должен так умирать. Я не могу так поступить. Я буду ничем не лучше этого вашего Диона или Гыр-Хара, если просто сложу руки и буду смотреть! Никто не заслуживает такой смерти! И мне в самом деле не кажется, что ты такой уж плохой. Ты вообще гораздо лучше, чем я могла подумать о после Адарсина! – оркша едва заметно улыбается, -  Тебе тут наверно правда плохо. И ты похоже тут не столь могущественен, как в мире смертных, от чего тебе совсем не по душе. Но я не прошу тебя считать меня своим другом. И не прошу верить мне бесконечно, это вовсе бесценная роскошь для тебя, да?  Просто прими эту руку помощи, которую я тебе протягиваю. И мы выберемся отсюда. Я вытащу тебя отсюда! Даю тебе слово.  Я не прошу от тебя ничего взамен. Просто дай мне руку и пойдем отсюда вмести.
Крепкая и сухая ладно, обмотанная пару раз кожаной полосой, соскальзывает с колен и в подтверждение метафоры, открытой стороной вверх чуть приближается к странному духу мужчины. Протянутая рука сгустку тьмы. Кто б мог подумать, что за этим вместится сколько искренности.


Вы здесь » Наследие » Свободные эпизоды » То, что ты умеешь лучше всего.