Должники по постам
Если вы оказались на этой доске, значит вы зажмотили пост в какой-нибудь эпизод. А если вы зажмотили и оказались на этой доске, то пусть вам будет стыдно.


Шалости... такие шалости... - Гуан Ю Дао

По следам собрата - Мяо Сэй Джи



Наследие

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Наследие » Свободные эпизоды » Цена силы


Цена силы

Сообщений 21 страница 25 из 25

21

[Читальня]
- Немхаим. Будь добра, взгляни на меня.
Девушка, не отнимая рук от лица, затрясла головой. Она понимала, что ведет себя как ребенок, но пересилить себя было сложно. Она только что пыталась предложить Тейтану переспать с ней. И ее действия нисколечки не оправдывал тот факт, что таково было условие дурацкого ритуала. Как после этого она могла спокойно смотреть на него?
Но Саниес терпеливо ждал.
«Что ты как ребенок!» - ругала себя фантесса. «Не можешь же ты прятаться вечно. Может под кровать еще залезешь? ...Он просит всего лишь посмотреть на него, ну так давай, взгляни! Или тебе напомнить, кто к кому пришел? Напомнить, кто решил рассказать обо всем Тейтану? Пару минут назад ты готова была перед ним ноги раздвинуть, а теперь не способна даже взглянуть на него?!».
Видимо, последний аргумент образумил ее, так как наконец девушка медленно убрала руки и открыла глаза. Тейтан находился все там же, где и раньше, только теперь он сидел на полу, а не лежал. И почему-то торс его был обнажен. Немхаим не помнила, была ли на нем рубашка или нет, когда она вошла, но...
«О боги, да он же весь в шрамах!» - ужаснулась фантесса, наконец рассмотрев сидящего перед ней мужчину. Пришлось даже зажать себе рот ладонью, чтобы не ляпнуть такое вслух - настолько сильно поразило ее увиденное.
Вся верхняя половина тела Правого была иссечена шрамами, но больше всего досталось его рукам — здесь вообще практически живого места не осталось. Шрамы, покрывающее его торс, были всех видов и размеров. Нанесенные с помощью разного оружия они отличались и по форме: круглые и почти аккуратные - следы от пронзавших его плоть стрел, более тонкие и продолговатые — от холодного оружия. Одни были с ровными краями, другие с рваными. Кроме того, правое плечо и живот с той же стороны когда-то были сильно обожжены, и теперь на месте ожогов остались бугристые рубцы. Но страшнее всего выглядело горло. Шрам, пересекавший его, выглядел так, словно кто-то пытался вырвать кусок мяса. То есть Тейтана не просто пытались убить, а причинить ему еще при этом ужасные мучения. Удивительно, как он выжил после такого ранения. Хотя, здесь, наверное, стоит спросить, как он вообще выжил, учитывая, сколько раз его пытались убить.
«Мне так жаль» - подумала фантесса, чувствуя как на глаза у нее наворачиваются слезы. Да, Немхаим была потрясена открывшимся ей зрелищем, но оно не вызвало у нее отвращения или страха. Ей просто больно было смотреть на то, как сильно изранено его тело. Впервые она ощутила к Тейтану что-то кроме раздражения. Эти шрамы... Каждый из них говорил, как он страдал, какую боль перенес и вообще сколько боли вытерпел. Теперь не имело значения, кем он был или сколько лет прожил, и даже как до этого относился к Ним. Такого не заслуживал никто.
Но чего хотел добиться Тейтан, показывая ей все это, оставалось непонятным. Он ведь мог бы и рубашку накинуть, если бы не хотел, чтобы она его увидела, разве не так? Тем более у него был шанс сделать это. Немхаим взглянула в его глаза, пытаясь понять, что же здесь происходит.
– Я знаю о чём ты говоришь. Не спрашивай даже откуда. Просто знаю, - наконец завладев ее вниманием, огорошил маг девушку.
«Но как? И откуда? До недавнего времени я сама об понятия не имела! Откуда он вообще берет информацию?».
Тем временем он продолжал.
- … Я чудовище в твоих глазах. Монстр и ещё тот ублюдок.
«Ну, последнее еще может быть правдой, но не такой уж ты и монстр каким себя рисуешь».
- … И твой первый раз должен быть с кем-то кто мил тебе или в крайнем случае нужен. А уж точно не с монстром на которого жутко смотреть. Даже ради силы.
Иногда фантесса просто не могла понять этого странного мужчину. Его боялись и ненавидели, а судя по количеству шрамов его не раз пытались и убить. Он был наделен огромной властью и силой, и постоянно твердил, какое он чудовище. Порой даже вел себя как настоящее чудовище. Но бывали и такие моменты, когда Саниес проявлял себя с совершенно неожиданной стороны: в нем появлялись мягкость и сострадание. Вспомнить только, как он отчитал весь цвет адарсинской знати лишь за то, что накинулись на Немхаим, стоило ей попасть в неловкое положение. Или как совсем недавно он успокаивал ее, когда она расплакалась там, в подвале. Теперь же он отговаривал ее от этой безумной идеи, больше заботясь о ее будущем, чем она сама. Так был ли он монстром на самом деле? Или ему просто кто-то внушил это?
Так или иначе, но слова Тейтана тронули девушку. Она была благодарна за то, что он повел себя как настоящий джентльмен, попытавшись облагоразумить ее. И сейчас Немхаим просто хотела, даже в качестве благодарности, хотя бы, объяснить Тейтану, что ОНА не считает его монстром. Только как же до него донести это? Ничего не говоря Ним встала и подошла к мужчине, сидящему на полу. Удивительно, но не смотря на то, что он сидел, а она стояла, разница в их росте была не значительна. Ей достаточно было всего немного наклониться, чтобы их лица оказались на одном уровне и ничего не мешало смотреть друг другу в глаза.
- В шрамах нет ничего ужасного и постыдного, - сказала она. - Это просто отметины на коже, не более того. Они даже не несут в себе никакого более глубокого смысла. И не важно, сколько их — они все часть тебя.
В такой ситуации глупо было пользоваться титулами и «выкать» друг другу, вот Немхаим и не стала. В фантесов и фантесс они могут поиграть и позже, если захотят. 
- Я хочу, чтобы ты знал, - уже немного тише произнесла она, нежно касаясь его лица и наклоняясь к нему еще ближе. Чтобы сохранить равновесие ей пришлось упереться свободной рукой в плечо Тейтана. - То, что я собираюсь сделать сейчас, продиктовано мне не долгом перед семьей или самой собой. Я это делаю, - последние слова она выдохнула почти в губы мужчины, не отрывая взгляда от его глаз, - по собственной воле...
И Немхаим поцеловала его. Ее поцелуй был мягок и деликатен, но Саниес мог почувствовать, насколько податливой она была.
Если бы он захотел перевести это во что-то большее, она не стала бы сопротивляться.
Если отстранит ее — она не будет больше настаивать.

22

Если Саниес ещё думал, что его в этом мире уже мало что ещё удивит, то тут он был прав. Очень мало. Но в этот раз был момент именно из этого самого «малого». Нет, он не ожидал что шрамы повергнут Ним в дикий ужас, и она полуголая выбежит из башни, хотя такой момент и был очень забавен в его мыслях, но она как минимум должна была бы… хотя б держатся на расстоянии. Ведь от существа, которое пытались убить больше раз чем ты дней прожила, явно мало что может получить хорошего. Но она…она…да она заставила его зависнуть на пару секунд. Этого не умудрялись сделать дикие существа, мертвецы и монстры. А она смогла. Стареет Саниес. Что сказать ещё тут.
Но хотя поцелуй и был ему приятен, чёрт побери покажите мне того кому бы не понравился поцелуй красивой леди, ему теперь предстоял ещё более сложный выбор чем мгновении назад. Он вроде как решил уже полностью отказаться от способа инициации аля клан Нимхаим. Теперь же, после такого поступка, Тейтан понимал насколько сама Ним серьёзна в том, что говорит. Прогонять е после такого было просто свинством. А соглашаться… всё ещё не правильным. Более того, третий путь который состоял из подобного расспроса самой Ним уверена она или нет так же не подходил. Это приведет к тому что девочка ещё больше запутается и все испортится. Так что решение лежало лишь на плечах и разуме ужасного демона. Неприятный момент.
Она сильна духовно. Она упряма морально. И она в душе такой же демоненок как…ну ладно она всё же получше чем Саниес. Но это исправимо, правда не известно нужно ли. Всего две проблемы мешали правой руке темного повелителя послать к черту все голоса разума и пробудить её. Первая это ответственность. Будь пробуждение простым у слуги темнейшего даже не было бы и капли мыслей о бедующем девчушки если её сила окажется слабой. Отправил бы домой и всё. Но после такого даже самая гадкая тварь будет чествовать себя обязанным покровительствовать её. К тому же вторая проблема была не слабее. Это сейчас, на волне мыслей и эмоций, Ним так спокойно целует того, кого обзывала насильником совсем недавно. Но вот дойди они до ложа всё будет точно по-иному. Будь конечно Саниес полностью темной тварью он бы использовал свои силы и добавил бы ей капельку желания. Но ведь….
Стоп.
Саниес же и был именно такой темной тварью!
- Ещё никогда, и никто не вызывал во мне такие эмоции как волнение. – Проговорил Тейтан на мгновение прерывая поцелуй. Не только ради слов, а ради легкого заклинания – Поздравляю. Ты смогла показать себя достойной моего разума.
И вновь поцелуй. Только сейчас чуть другой. Тот, кто повелевает кровью может многое. Разорвать врага, остановить сердце, и даже сделать из живого человека куклу. Но кроме всего плохого было парочка полезных и… необычных способностей. Как например разжечь желание. Это малейший толчок. Его нельзя отследить что бы понять, что он наведен. Но и сила у него обычно минимальна. Обычно. Н мы говорим о том, кто являлся сейчас чуть ли не самым сильным тауматургом в мире. Опыта и сил Саниеса хватает что бы этим толчком добавить уже не просто каплю, а целое море желания.

23

- Ещё никогда, и никто не вызывал во мне такие эмоции как волнение, - произнес Тейтан, прервав поцелуй. - Поздравляю. Ты смогла показать себя достойной моего разума.
«Но я ведь не волнение хотела вызвать! И что это значит «показать достойной твоего разума»?».
Чтобы ни значила последняя фраза архимага, а звучала она возмутительно. И обидно. И вообще она заставила окончательно запутаться Немхаим в своем отношении к происходящему. Сначала она усилием воли обрела решимость рассказать Тейтану о семейной ритуале, готовая ЛЮБОЙ ценой пробудить свою силу, даже если для этого ей придется лечь под этого мужчину. Но ее смущение было настолько велико, что она не то что его перебороть, не сумела даже закончить свою речь. Сгорая со стыда она готова была броситься прочь из комнаты и никогда больше не показываться на глаза Правой руке Владыки. Но он, - непонятно откуда, конечно – но он знал о ритуале… И потом она внезапно ощутила сочувствие к Тейтану, увидев его израненный торс, весь покрытый шрамами. Эти шрамы, а еще едва уловимая печаль в его голосе, когда он сказал, что в ее глазах он монстр, чудовище… нет, здесь было не только сочувствие. И она поцеловала его… Ним сама толком не понимала, что толкнуло ее поцеловать Тейтана и как к этому относиться. А тут он, после ТАКОГО заявляет, что она «показала себя достойной его разума»?!
Немхаим уже открыла рот, чтобы что-то сказать, но в этот момент Саниес привлек ее к себе и накрыл ее рот поцелуем, заставив начисто ее забыть о том, что же она хотела сказать. На этот раз поцелуй был более глубоким и чувственным, и в нем уж точно не было ничего деликатного. Она вдруг ясно осознала, что теперь инициатива перешла в руки мужчины. Если до этого он просто позволял ей целовать себя, то теперь настала его очередь показать ей, как надо это делать. И разница в их опыте была очевидна. О боги, а что он творил с ней одним поцелуем! На мгновение Ним подумала, что разучилась дышать, но это было не важно, она полностью отдалась этому моменту.
…Вот только покоя ей не давала одна очень важная и тревожащая ее все это время мысль, но она вечно ускользала от фантессы, как бы та не старалась ухватиться за нее. Она чувствовала, что это было крайне важно, и пришлось признать, что пока ее будет продолжать целовать Саниес, она не сможет ни на чем сосредоточиться. Настала ее очередь прервать поцелуй, что девушка и сделала, хотя не без сожаления. Она уже почти нащупала эту мысль, но тут ее накрыло волной томного и приятного тепла, зародившегося где-то внизу ее живота. И это тепло начисто стерло все мысли из ее головы кроме одной: «А не все ли равно?».
Конечно, рациональная и все анализирующая часть ее сознания постаралась запротестовать, но ее попытки были так слабы, а голос так тих, что его легко было не услышать за ревом желания, в которое превратилось то приятное тепло, что было вначале. Это уже не имело никакого значения. Все ее существо заполнило животное, примитивное желание не известной до этой поры близости. Не важно где и как, не важно с кем, главное сейчас. Приятное тепло превратилось в обжигающий жар, способный спалить ее дотла. И за помощью она потянулась к единственному, кто способен был помочь ей здесь и сейчас. Запустив свои руки в волосы Тейтана и запрокинув немного его голову, она впилась поцелуем в его губы, словно умирающий от жажды, нашедший источник воды. И в этот момент ее больше не заботили правила приличия или даже его собственное мнение. Стерлись все границы и запреты, титулы, положения и имена. Была только она, поглощенная желанием, граничившем с похотью. И он, способный дать ее телу то, чего тому так не хватало.
Если бы сейчас, в этот момент Немхаим могла бы рассуждать здраво, ее не на шутку испугала бы сила, которой владел Тейтан. Он заставил ее тело умолять о чем-то ранее ему не известном и потому недоступном, заставил его подчиниться своей воле и предать ее. Это сила действительно пугала. Но только не сейчас, пока она, ослепленная желанием, не могла думать ни о чем другом, кроме его рта, кроме его рук, блуждающих по ее телу… и о том, что этого мало.
Она хотела большего, о чем нетерпеливо заявила мужчине чуть хриплым от страсти голосом:
- Я хочу большего. Трахни меня, Саниес Ди-Тейтан. Немедленно! - последнее слово прозвучало как приказ.
Не перестарался ли великий тауматург?

24

Такие развратные и такие вкусные слова. Саниес аж облизнулся услышав их от Немхаим. Ну вот что может быть лучше, чем прелестная и красивая леди которая изнывает от желания? Да да конечно. Это желание было от части делом рук самого Саниес. И да да хорошо это отчасти было примерно процентов 80. Но всё это было сделано не просто от желания похоти. Точнее не только для него. Попросту Тейтан понимал, что Ним так просто не уйдёт. Благо он уже успел ознакомиться с характером девчушки. А значит это все равно случиться. Вот только нервничать она будет раз в пятьсот больше. И мало того, что не с любимым и не с принцем, так ещё и нервы… в общем нельзя оставлять ей плохие впечатления от первого раза. Так к чему это всё… ах да. Ещё немного тауматургии.
Он не стал ещё больше возбуждать её, ибо это было попросту не нужно. Место этого он просто стал нежно касаться её тела пальцами и поцелуями разогревая кровь и повышая чувствительность. По чуть-чуть. Одновременно с этим избавляя от настолько малых деталях одежды. Похоже Мамо смогла найти оставшейся на ночь девушке ночную сорочку. Но и она сейчас была лишней на этом прекрасном теле.
***
Эти мимолетные поцелуи и тонкая ласка каждый раз заставляли едва вздрагивать томящуюся от желания девушку. Бесспорно, это было безумно приятно и кружило голову, однако не давало ей желанного облегчения. Руки мужчины порхали словно бабочки по ее телу, и каждое его прикосновение вызывало зависимость. Стоило ему мимолетно пальцем очертить ее сосок, и тот тут же начинал пульсировать и ныть, прося продолжения ласки. Но его ловкие пальцы уже оказывались в другом месте, заставляя ее желать одного - чтобы только он не останавливался.
Постепенно эти руки оказались возле завязок, стягивающих ворот ее ночной рубашки. Тяжелый бархатный халат, который до этого был на девушке, уже валялся бесформенной кучей где-то неподалеку от них. Немхаим не помнила момента, когда успела выскользнуть из него, но это было не важно. Саниес собирался раздеть ее, и все что отделяло его от этой цели – это тонкая ночная сорочка. Но почему-то он не спешил, сперва решив поиграть с этими завязками.
***
Да конечно было желание просто разорвать всю одежду на Ним. И это, наверное, было бы даже лучше и интереснее. С другой же стороны это было не так интересно, как дразнить её. Делая всё нарочно медленно и позволяя ей подольше наслаждаться желанием. Ну или слегка мучиться от этого. Кому как. В любом случае, как только последняя завязка была распутана, и последняя часть одежды упала на пол, Саниес легко подхватил девушку на руки и сделав пару шагов уложил её на стол. Заранее естественно сбросив с него все книги и бумаги. Да дорогие и важные, но сейчас это просто мусор.
- Если это твоё требование – прошептал он склонившись над ней, и наконец отвечая на сказанные её ранее слова – я буду рад подчиниться тебе в этом пункте.
С последним произнесенным словом Саниес коснулся языком ушка Ним, скользнул вниз по шее и задержался у груди. Нежно облизывая и покусывая её соски он продолжил путь по её телу вниз, но уже пальцами. Проведя ими по талии и коснувшись бедер.
***
Наконец Тейтану надоело мучить ее и последняя преграда на пути к ее телу была преодолена. Немхаим впервые предстала перед мужчиной обнаженной и ее охватило странное чувство. Но прежде чем она сумела разобраться, что оно из себя представляет, оно развеялось, подхваченное новой волной возбуждения.
Теперь взгляд Тейтана изменился. При виде ее тела. И насколько она могла судить, ему понравилось то, что он увидел. В награду послала ему томную улыбку и тут же оказалась у него на руках. Пара шагов – и вот она уже на столе, лежит на спине, а мужчина возвышается над ней и не отказывает себе в удовольствии еще немного полюбоваться ее телом. Она позволяет ему это. И даже поощряет, выгибаясь словно кошка. Склонившись, он говорит, что рад подчиниться ее требованию. Да, тому, где она просила ее трахнуть. Немхаим издает довольный утробный звук. Тем более, что она уже раздвинула ноги, чтобы позволить ему склониться над собой.
Язык Саниеса коснулся ее уха, и его дыхание обдало ее жаром. Но это было ничто по сравнению с ощущениями, которые вызвала грубая ткань его штанов, потершись о то самое место, когда он наклонился. От неожиданности она на мгновение задержала дыхание, но затем сладкая дрожь пробежала по ее телу и она обмякла. Проложив языком влажную дорожку по шее, рот Саниеса задержался на ее сосках. Но его руки пошли дальше и, плавно очертив линию талии, спустились к бедрам. Девушка издала тихий чувственный стон. Она не в силах была больше выносить эту мучительно сладкую пытку.
- Просто наконец войди в меня, - прорычала она.
Саниес не мог не заметить, что она уже готова.
***
Ох как же хотелось её ещё помучить. Поиграть с ней. Подразнить. Ведь эту сладкую пытку можно было бы растянуть на часы. Однако, что поделать. Сказав, что будет рад подчиниться приходилось продолжать это делать. Естественно в своих рамках, ибо приказывать себе он никому не позволит. Но раз желание Ним было именно таким то грешно сейчас перечить.
Улыбнувшись такой развратной, но прелестной леди, которая совсем недавно за легкие намеки хотела прибить его, Тейтан привычным и ловким движением расстёгивает застёжку своего ремня, избавляя уже себя от ненужной части одежды. И склоняется вновь для лёгкого поцелуя. В след за которым он резко проникает в Немхаим. Жар её тела теперь передался и ему, вызвав желание почти животной похоти. Благо он смог обуздать его и после проникновения остановиться, а не продолжить двигаться, давая ей привыкнуть к новым ощущениям.

25

На этот раз маг наконец прислушался к ней. Одним едва уловимым, и наверняка выработанным за годы практики движением, мужчина расстегнул ремень и избавился от своих штанов. Ним даже слегка приподнялась в этот момент, чтобы в свою очередь полюбоваться его телом, но Тейтан не позволил ей. Быстро склонившись над девушкой для нового поцелуя, он полностью загородил ей обзор, и она ничего не успела увидеть. А жаль, ведь ей было так любопытно! Прежде ей не доводилось видеть обнаженных мужчин, если на то пошло. И теперь, даже в этом мало что соображающем состоянии, Ним испытала чувство досады из-за неудачи.
Правда длилось это не долго. Как только соприкоснулись их губы, Саниес одним движением резко вошел в нее, без предупреждений и подготовки, как она и просила. И в тот же миг все ее существо пронзила молниеносная боль. От неожиданности Немхаим закричала, но в тот же момент Саниес накрыл ее рот поцелуем, поглотив крик. И так же быстро, как она появилась, эта боль исчезла. Запоздавшие слезы брызнули из глаз девушки, а вместе с ними из ее тела вырвалось и еще кое-что – глубоко дремавшая в ней сила. Это было похоже на яркую вспышку, мощную, но настолько короткую, что потом задаешься вопросом: «а не почудилось ли тебе?». Но нет, это произошло на самом деле, а значит Немхаим наконец получила достаточно сильный толчок, чтобы пробудить себя. Хотя, вот не задача, сама она даже и не осознала того, что сейчас произошло… в отличие от Саниеса.

***
Это очень сложно. Одновременно концентрироваться и на девушке что обнаженная лежит перед тобой. И на магии что витает в пространстве. Но на то это странное и длинное существо и носит титул Архимага что бы успевать следить за всем. Вот и сейчас резкий поцелуй который прервал крик девушки и отвлек её от боли не помешал почувствовать легкое изменение что произошло с ней же. И дело было совсем не в том, что она была более не девица чистая. А в пробуждении её сил что наконец произошло и так давно было желанно.
Поставить все шансы на семейный ритуал было правильным решением. Кровь долго хранит свои тайны, и многие поколения могут нести в себе отпечаток того что не происходило столетиями. Так что то что практиковала семья Немхаим и правда было ключом к открытию её способностей. Исключение только что Саниес был намного нежнее и намного аккуратнее, чем те, кто лишал девушек невинности в прошлом семьи Вис Вишиир.
Так что магия магией, но допускать что бы Ним сейчас чувствовала только боль он явно не собирался. И продолжил свои медленные движения в узком лоне девушки не прерывая их долгий поцелуй.

***
Немхаим почувствовала, как мужчина снова задвигался в ней. Пока медленно и аккуратно, явно сдерживая себя, чтобы дать ее телу немного времени привыкнуть к новым ощущениям. И за эту неожиданную заботу она была благодарна Саниесу. Хоть та боль уже практически ушла, но девушка была еще слишком напряжена, ожидая, что в любой момент она может вернуться. К тому же, учитывая, что это был ее первый раз, она была слишком узка, чтобы принять его целиком. Но это было поправимо.
Постепенно мужчина начал наращивать темп, как и амплитуду своих движений. Резкие толчки, которыми сопровождались моменты, когда он в нее входил, заставляли срываться с губ девушки тихие стоны удовольствия. Наведенные Тейтаном чары тоже никуда не делись. С их помощью Немхаим легко переборола застенчивость, вызванную неопытностью, и вместо того, чтобы застыть под телом Тейтана, довольно быстро подстроилась под темп, который задавал мужчина. Ее руки бесцельно поглаживали плечи и спину Саниеса, судорожно впиваясь в его плоть, если он вдруг чересчур резко входил в нее. Иногда, наткнувшись на очередной шрам, один из многих, украшавших его тело, она не задумываясь принималась поглаживать его. Но поймав себя за этим, тут же запускала руки в его шевелюру, чтобы занять их чем-нибудь другим. Ей было хорошо, но все же ее не отпускало ощущение, что если Тейтан наконец перестанет осторожничать и отпустит себя, ей будет не просто хорошо, а ПОТРЯСАЮЩЕ.
- Я не фарфоровая, так что перестань осторожничать.
В этот момент Ним впервые обнаружила, что в такой позе их глаза находятся почти на одном уровне. И его нечеловеческие глаза больше нисколько не пугают ее. Наоборот, в этом было что-то до ужаса интимное, смотреть друг другу в глаза, когда их лица находятся так близко. И это чертовски возбуждало.
- Быстрее, - выдохнула она в губы Тейтану. – Я хочу быстрее…

***
Когда кто-либо серьёзно и сильно сдерживает себя, а потом ему спокойно говорят, что сего можно было и не делать, обычно результат получается несколько чрезмерным. Благо в этом случае все было иначе. Благо Саниес умеет сдерживать себя в руках. Но всегда ровно настолько насколько нужно. Поэтому после слов Ним он не стал сразу срываться в пучину желания. А лишь пошло улыбнулся и прошептал почти касаясь её губ своими.
- Как прикажите леди.
Милая и скромная девочка как оказалось была достаточно развратной внутри. И хотя можно было бы свести всё это на магию, но вот фиг вам. Тауматургия может увеличить огонь и желание. А не просто создать их из ниоткуда. Да и в лучшую позу она легла сама. Маленький чертенок нравился Саниесу всё больше и больше.
Так что можно было спокойно становиться плохим парнем. Подхватив ножки Ним он резко подтянул её к себе входя на всю длину. Её лоно уже привыкло к размерам темнейшего, и можно было не опасаться сделать больно. Так что движения стали быстрее и ласки чуть сильнее. Ладони теперь уютно устроились на грудках девушки, сжимая их и оттягивая сосочки. Поцелуй стал более глубоким и сильным. А слова произносимые шепотом ещё грязнее и развратнее.

***
Его не пришлось просить дважды. Одним быстрым движением мужчина притянул ее к себе, одновременно входя в нее на всю свою длину. От неожиданности Немхаим ахнула, но почти сразу, не отдавая себе в том отчета, скрестила ноги за его спиной и немного выгнулась. Новую позу она приняла инстинктивно, и все для того, чтобы найти лучший угол, при котором ощущения становились ярче и сильнее.
Их поцелуи становились все яростнее, а дыхание все более прерывистым. Лаская ее грудь, Саниес едва ли отдавал себе отчет, что временами слишком грубо тянул за соски или слишком сильно сжимал ее мягкую плоть. А возможно он делал это нарочно, заметив ее реакцию. Конечно, не будь девушка столь возбуждена, это было бы чертовски больно. Но сейчас небольшая боль, граничившая с удовольствием, придавала своеобразную пикантность наслаждению, которое она испытывала. Постепенно внутри ее тела стал нарастать жар, а Ним стала все чаще умоляюще постанывать и что-то бормотать. Она чувствовала приближение чего-то особенного, а потому молила Тейтана не останавливаться. Она готова была на что угодно, лишь бы он только не останавливался сейчас.

***
Если Саниес что-то и научился за свою жизнь делать идеально, то это путать своих жертв. И что особенно приятно этот навык можно было применять повсеместно, в том числе и сейчас. Легкие ласки, перетекающие в сладкую боль. Медленные движения которые резко переходят в быстрые толчки. Медленно поглаживание, совмещаемое с оттягиванием сосочков. Все это в комплекте с температурной чувствительностью тауматургии позволяло менять восприятие и понимание происходящего для Немхаим.
Да да Саниес прекрасно понимал, что она уже находиться на грани. Но просто так её отпускать? Нееет уж. Его движения вновь замедлились и стали очень плавными, когда он почувствовал, как вцепилась в него Ним. Это конечно было чуточку жестоко, но не было похоже, что ей это не нравиться. Хотя мордочку обиды и недовольства она-таки состроила.

***
То, что она сейчас ощущала, было невероятно прекрасно. Еще никогда Немхаим не чувствовала себя настолько живой! И когда она уже вот-вот была готова раскрыться на встречу своему первому в жизни оргазму, Саниес вдруг замедлил свои движения, сведя их почти на ноль.
- Нет, пожалуйста, не надо… - взмолилась она.
Но для Тейтана это было всего лишь игрой. Не обращая на ее слова никакого внимания, он решил немного подразнить девушку. И почти выскользнул из нее, когда Немхаим вдруг приподнялась и неожиданно для них обоих вцепилась в его плечи, стремясь привлечь к себе ближе. Одновременно с этим девушка согнула свои сцепленные в лодыжках ноги, чтобы не дать ему еще дальше отодвинуться и тем самым окончательно покинуть ее тело. Они застыли в такой позе на мгновение, которого как раз было достаточно для того, чтобы она с полной серьезностью успела сказать:
- Не позволю…
Ее руки быстро переместились на задницу Тейтана и, прежде чем он успел сообразить, что она задумала, Ним резко дернула его бедра на себя. Почувствовав себя вновь до предела заполненной, она игриво и чуточку самодовольно улыбнулась мужчине, чувствуя себя хозяйкой положения. Теперь девушка уже не лежала, а сидела на краешке стола, а Саниес все также стоял, и его руки упиралась в столешницу где-то позади нее. Ее же руки так и покоились на его пятой точке - и теперь именно они задавали темп и заставляли мужчину двигаться, как ей того хотелось. А ей, конечно же, хотелось быстрее.
Похоже, Саниеса порадовала ее инициатива или, по крайней мере, он хотя бы не стал сопротивляться. И вскоре Немхаим уже не столько управляла его движениями, сколько держалась за него, будучи наготове. В этой позе каждое его движение ощущалось как-то резче, четче, яростнее. И она прямо ощущала, как начала плавиться ее плоть от жара, что с новой силой разгорался где-то внутри ее существа. Чувствуя, что она уже скоро кончит, Немхаим просто вцепилась в Саниеса, без конца повторяя в разной последовательности всего три слова: «еще», «да» и «быстрее».
Когда это наконец случилось, Немхаим вскрикнула, не в силах сдержаться. Казалось, что все ее тело затопила волна неземного блаженства, и было так хорошо, что почти больно… На краткое мгновение она уже решила, что разучилась дышать, но наконец смогла сделать глубокий вдох. И в этот момент она ощутила, как это блаженство вместе с напряжением покидают ее тело, оставляя после себя удовлетворение и полную расслабленность. И немного сожаления, что все так быстро закончилось. Не в силах больше сохранять более или менее вертикальное положение, Немхаим откинулась обратно на стол, довольно, хотя и немного лениво улыбаясь.

Отредактировано Немхаим Вис Вишиир (2015-11-10 21:21:40)


Вы здесь » Наследие » Свободные эпизоды » Цена силы